Орливеон № 5

Глубоко личное мнение

Выпуск № 5.(24 марта 2010 г.)

Приветствую всех!

Прошло совсем немного времени (лет семь, не больше), и газета «Орливеон» возобновила свою жизнь. Надо было бы напомнить уважаемым читателям, что здесь я публикую произведения тех поэтов, которые лично мне глубоко симпатичны. Или симпатичные произведения не совсем симпатичных мне авторов. Или какие есть произведения хороших, добрых людей )))

Сразу предупрежу тех, кто собирается испытать негодование по поводу того, что их произведения оказались рядом с произведениями оппонентов. Публикация в данном издании никого ни к чему не обязывает. Если ваши фамилии обнаружились в газете, значит, вы дороги мне, интересны. Может быть, я даже вас люблю. Или не могу противиться силе стиха, жаждущего быть напечатанным. И представьте себе всю иронию ситуации – так же я могу относиться и к другим людям, независимо от того, как вы относитесь друг к другу. Я не говорю о толерантности – я говорю о любви!

Далее. Поздравляю вас с рождением проекта «Арт-кафе»! Выражаю искреннюю благодарность всем, кто выступил в рамках проекта, кто внес свою лепту в организацию встреч, кто участвовал в обсуждениях, горячо сопереживал учредителям или просто мечтал в данном направлении))) СПАСИБО!

Давайте сочинять стихи и песни, читать книги, сидеть до четырех часов в интернете, обсуждая запавший в душу текст, рисовать на виниловых пластинках и расписывать стены своих квартир гуашью. Если мы не будем петь сами, нас этому научат – но это будут совсем другие песни. Впрочем, это всего лишь мое глубоко личное мнение…

С уважением
Елена Часовских (Пойманова)
……………………………………………………………………………………………………

Надежда Дым

***
Стала жёсткая и важная,
Как буханка позавчерашняя.
Можешь мною гвоздь забить,
Но не пытайся укусить.

Все булочки рядом авторитетом забиты,
Ведь я вся такая видавшая виды.
Я, как кирпич, прямая и честная.
Только, похоже, теперь бесполезная.

***
Не могу без дрожи —
Успокоиться, выдохнуть, расслабиться —
Когда ты дальше, чем расстоянье касания.
И сейчас я стою и дёргаюсь,
Переживаю, как ты там, на другом берегу здания.
Это наше проклятье:
Почти всегда быть по разные стороны сцены.
И ты думаешь:
«Вот чего она нервничает
Без смысла и без цели?
Сижу, слушаю, никуда не деваюсь…»
Да нет, ты так не думаешь,
Ты — хороший…
Но я всё равно не могу без дрожи!

***
Мне просто хотелось петь.
Но душе моей не пелось.
Мне просто хотелось петь,
А дышать совсем не хотелось.

Посадка — на остановках,
Высадка — в пропасть надежд.
Заранее — «громко и чётко»,
Заранее — «к» или «меж».

Настоялась внутри пустота.
Захмелеешь, коль будешь пить.
Захмелев, с пеной у рта
Свою правду пойдёшь разносить.

А я вопли не в силах терпеть,
Я сойду — уже натерпелась.
Мне просто хотелось петь,
А дышать совсем не хотелось.

***
Оступившись, упала на нож.
Восемь раз. Как в анекдоте.
Скучный день на скучной работе,
Скучный вечер. И ты не придёшь.
Безразличием пахнет дождь.
Безразличием дышишь ты.
Потому-то и вянут цветы,
Те, что мне уже НЕ принесёшь…
Я такой многогранный объект,
И от этого хочется спать.
Сразу все вдруг решили узнать,
Что я вижу в щелях из век.
Но для каждого — разный подход,
Своя маска, картинка, make-up.
Я смиренно сотру следы лап,
Обрамивших мой небосвод.
Я смиренно в улыбке скривлюсь
Для того, кому шрамов не видно.
А душа — безвенна, безвинна,
У души не затихнет пульс.
Тот, кто помнит всегда и везде,
Кто за взглядом моим охотится,
Упрекнёт в том, что сердце заходится.
Я в ответ просмеюсь: «ВСД!»
……………………………………………………………………………………………………

Светлана Казакова

Сердце – здесь

В полуметре до полной свободы,
Закрою глаза,
Задохнусь терпким смогом под август,
Подумаю — трус.
Я, естественно, трус,
Но, похоже, мне дальше — нельзя.
Я боюсь.
Беспричинно-фатально боюсь.

Третий день в область сердца
Заточенный просится нож.
Предназначен для хлеба,
Но просится — к сердцу.
Ну что ж —
Понимаю вполне, что так просто себя не поймёшь.
Если так — понимаю —
Как страшно быть в мире с собой.

А военные мысли ужасно легки на подъём.
Неудачная поза, и пальцы стремятся — в кулак,
И сжимаются зубы. Как часто жалеешь потом,
Что защита — не к месту — от слабости.

Именно так —
Разрушая порядок спокойно-привычных вещей,
Разметав на клочки перемирие,
Просишься в плен.
Но, увы, не берут…
Есть свобода, и душащих стен
Больше нет,
Но — и дома — не слишком-то много…

К душе
Подступает усталость.
Ах, если бы что-то сказать…
Если б кто-то внезапно
Мне в душу решился бы влезть
В тот момент, когда я
Закрываю от страха глаза,
И бросаюсь в атаку —
На чью-то любовь…

Если есть
Этот кто-то — пусть выживет в этом бою.
Если есть, этот кто-то, дай Бог ему силы стерпеть
Безграничную злость
И жестокую трусость мою,
И — пройти под ключицей навылет,
Чтоб вспомнилось мне —

Сердце — здесь…

31.01.2010.

Боюсь воскреснуть

Не выйду ледоходом через край
И не прорву плотину после марта.
И не пойду ва-банк. Не верю в карты.
Не верю в жизнь. Не верю в смерть.

Оставь!

Оставь мне недоверие моё.
Оставь мне беспокойство.

Успокойся! —

Я не умру картинно. Я — геройски —
Пойду курить в окно на воробьёв.
Я буду пахнуть стиранным бельём.
Я буду пахнуть талым льдом.

Так тонко

Звенят слова по барабанным перепонкам!
И так легки мы стали на подъём —

Порыв метели — и мы — в разные концы.
Разрыв души — и мы уже не можем
Приблизиться и сжиться… или сжить
В одну привычку — две.

Неосторожно

Махну рукой, ударив тишину,
А тишина, скуля, сбежит под кресло —
Точить клыки о полумрак.
Ко сну
Готовлю пальцы.

И боюсь воскреснуть!

08.02.2010.
……………………………………………………………………………………………………

Черная Лиса

Охота на лис

Вот тебе пуля — белого серебра,
Вот тебе лунный светоч — на небосводе
Ты же не брат мне, я тебе — не сестра.
Да, говорит, отводит глаза, уходит.

Черные листья — тонкие кружева,
Узкие тропы, гибкие розги-ветки,
Чье-то дыханье… Кажется, я жива?
Да, говорит, сегодня я не был метким.
Жемчужина
Лодки плавают кверху днищем,
Бродят лодочники по дну.
Счастья в бурях давно не ищет
Тот, кто любит меня одну.

То речной собирает жемчуг,
То рыбешек покормит с рук.
Сторонится утопших женщин –
Ходит около да вокруг.

Он и рад бы, да знает точно,
Что такую же не найдет.
Вылезает на берег ночью,
Шепчет имя моё и ждёт…

Отозвалась бы, да не в силах,
Будто к небу язык присох.
И всё снится – тоскует милый,
Слёзы падают на песок.

Нет давно уже той тропинки,
Что от дома вела к реке.
А проснусь, – на груди кувшинки,
Да жемчужина — в кулаке.

По голосу

По голосу — дождь-не дождь.
По голоду — зверь-не зверь.
По городу не пройдёшь.
Скажи мне — куда теперь?

Плыви, не плыви — стена,
Ходи, не ходи — вода.
Твоя обо мне вина
Не кончится никогда.

Моя о тебе печаль —
Отчетливый птичий крик.
Ты больше не смотришь вдаль.
Ты слышишь. Но ты привык.
Трава за травой
Траву за травой смывает с моих полей,
Вода за водой уносят добычу в море,
Где волны играют рыбами в ре миноре
Концерт для погибших скрипок и кораблей.

Здесь музыке только кажется, что она
Звучит, на одно мгновение умолкая…
Над морем стоит пронзительная такая,
Такая необратимая тишина.

И звук поглощенный равен числу шагов,
Которым ещё никто не придумал счета.
Вода за водой выходят на круг почета —
Траву за травой смывая с моих лугов.
Снег идёт
Снег идёт — немного нараспев —
Истощая небо, истончая…
Я тебя на улицах встречаю,
Ни узнать, ни вспомнить не успев.

Голос, осаждённый тишиной,
По словам испытывает жажду.
Хочешь, расскажу тебе однажды,
Что такого водится за мной,

Чтоб одеться толком не успев,
Вновь и вновь бежать на приступ улиц,
По которым ходишь ты, сутулясь…
И как снег – немного нараспев.
……………………………………………………………………………………………………

Всемирный день поэзии

В 1999 году на 30-й сессии генеральной конференции ЮНЕСКО было решено отмечать Всемирный день поэзии 21 марта. Первый Всемирный день поэзии отмечался в Париже, где находится штаб-квартира ЮНЕСКО.
«Поэзия, — говорится в решении ЮНЕСКО, — может стать ответом на самые острые и глубокие духовные вопросы современного человека — но для этого необходимо привлечь к ней как можно более широкое общественное внимание».
Поэтому 21 марта, в воскресенье, в актовом зале Пушкинской библиотеки в 16.00 международная научно-творческая организация АКАДЕМИЯ ЗАУМИ отметила Всемирный день поэзии.
Прозвучали стихи Пастернака, Тарковского, Есенина, Цветаевой, Вознесенского в исполнении поэтов студии и их друзей. Читали авторы и свои произведения. На вечере дебютировали музыканты: Елена Милосердова, Владимир Пойманов, проект «Из клетки».

Свои песни исполнил РАЭН, выступили Т. Савенкова (Маликова), Е. Лебедева, А. Веселовский, А. Долгов, А. Журавлев, Н. Назарова, Е. Пронина, С. Попов, Е. Часовских (Пойманова) и другие. Традиционно вечер продолжился у памятника Державину. Там тоже прозвучали стихи. Поэты и музыканты сделали все, чтобы «старик Державин» их заметил и, может быть, даже благословил.
……………………………………………………………………………………………………

Анастасия Кондратьева
Соседи

Надежда умирает…в соседях!

Что я могу сказать о своих соседях? Тысяча чертей, вот что! Из какого музея-то их достали, спрашивается?

На лестничной площадке не курят, двери не поджигают (я пару раз оставляла даже специально спички на пороге), Коту ни разу хвост не прищемили. Сволочи! Ну вот как так можно, а? Мне, может, тоже интересно, что они по телевизору смотрят, что у них в семье не так! Тишина, черт побери! Как будто привидения за стенкой живут, а не нормальные люди!

Газеты из почтового ящика не воруют! Ну вы только подумайте! У меня их теперь столько из-за этого скопилось (выкинуть-то сходить лень, конечно), что почтальон ко мне уже и дорогу забыл, тромбовать ибо уже некуда. Поэтому никаких свежих новостей…

За форточку ничего не вывешивают… А ведь Бог велел делиться! Не слышали, что ли? Эй, там! Молчат, партизаны!

По батареям не стучат… А у меня магнитофон сломался, я музыки хочу, в конце концов!

Не заливают ни сверху, ни снизу, ни сбоку! Поэтому у меня круглый год засуха и дождя я ни разу не видела. А так хочется прогуляться под зонтиком, чтоб упругие капли отбивали степ по черному брезентовому паркету.

Не травят тараканов… Они не перебегают ко мне. А я так мечтала о тараканьем цирке! Но дрессировать некого… Кот для этого не подходит, он не таракан…

Не бухают по ночам, не мешают мне спать, поэтому я высыпаюсь! Ну что за жизнь-то?!

Ни разу не залепили мой дверной глазок жвачкой. Поэтому я все вижу…

Может, пора бы уже выйти и понять, что я живу в поле одна, на краю местечка с названием Депрессия…
……………………………………………………………………………………………………

Елена Часовских
В других городах
Музыка Владимира Пойманова

В других городах, под другими паролями
Мы свяжемся накрепко мечтами и волями.
Менять адреса нам с тобой не впервой,
Менять имена, но быть рядом с тобой
все жизни…
И в каждой – все преданней, в каждой – все пристальней
Творить про себя ту молитву о пристани,
Которую выдумал вместе с тобой
Губами, руками, глазами, душой.

Друг друга искать по приметам случайным,
Угадывать облик твой в необычайном,
По главным словам и по искренним нотам.
Тебя – не кого-то. Тебя – не кого-то!

И думать за миг до смыкания век:
Мне все еще нужен вон тот человек,
Который напротив. Наверно, навечно,
Пусть вечность – всего только день бесконечный!..

Золотые вечера
Музыка Алексея (РАЭНа) Савенкова

Золотые вечера.
И нет никакой любви.
Золотые вечера.
И вечность, и смерть — это просто слова.
Золотые вечера.
Просто слушай, пей чай и живи.

Завтра рано вставать.

Золотые вечера.
Есть люди, которые знают все.
Про законы и еще
Про начало, конец, и про то, что внутри.
В золотые вечера
Ты не проклят и не спасен —

Просто сядь и кури.

Золотые вечера —
Не время, не место, а круг.
Золотые вечера,
И нет никаких других, только не уходи.
В золотые вечера
Ты мне друг, я тебе просто друг.
А не Бог или кто-то еще.

Будешь мимо — зайди.