Тамбовское время. – 1997. – 30 апреля (№ 18).

Сергей Бирюков создал «Академию зауми». «Академия зауми» вновь в гостях у «Тамбовского времени».

Михаил ГАВИН

СТАЛА НЕ ВЗРОСЛОЙ

Дашенька в кофточке розовой
выла, что дуло в окошко,
выла, что много так воздуха
дуло, а надо немножко,
выла, подобная вьюге,
юбкой личико терла,
юбочкой терла и руки
тепленкие, а не теплые.
Дашенька губки дрожала,
Прыгала зубками звонко,
выла, что дуло, визжала
фрезером, а не ребенком,
Выла, что дуло, что кожица
дулась, колясь от мороза
– ФОРТОЧКА ВЫШЕ ВОЗМОЖНОГО
Дашеньки в кофточке розовой.
Ветер садился на кресло.
Ветер качался по комнате.
Дашенька вся, как невеста
худенькая, а не полная,
ручки наверх погрузила,
в юбочку глазик воткнула,
и от чего-то не выла,
и почему-то уснула…
Облачко а кофточке розовой
хочет подняться в окошко,
форточка бешено дула,
а Дашенька СТАЛА не ВЗРОСЛОЙ,
а ВЗРОСЛЫМИ ПОЗАБРОШЕННАЯ…

 

Елена ЧАСОВСКИХ

Мною пройдены дороги
Той страны, где смерть мертва,
Той страны, где полубоги
Слышат мысли, как слова,

Той страны, где знают маги,
Как, уставший и в пыли,
Бог на таинстве бумаги
Набросал эскиз Земли,

Той страны, где силой слова
Созидаются миры,
Где впускают в дом любого
На молитвы и пиры,

Той, где истина таится
В бездне глаз, а не в вине,
Той страны, что вам лишь снится,
Я была там. Верьте мне.

***
Сталь рельсов ночью, словно сталь меча,
Разрубит нить, и бусины недель
Рассыплются, и скроет их метель
Одеждами со своего плеча.

Дорога сверху кажется рекой,
А устье – тайной, а истоком – дом.
И отразился в зеркале ночном
Лик Солнца, называемый Луной.

И рамкам окон не сдержать картин,
И машинисту не сдержать колес,
И мчится за вагоном Малый Пес,
Отставший от хозяина, один.

И бьются чьи-то души о стекло,
А кажется, что это просто снег,
Что это капли из далеких рек,
Летящие в тепло.

 

Сергей ЛЕВИН

Я приду ночью, принесу звезды,
Осыплю тебя сияньем зеркал,
Развернусь к окну разорву простынь –
Я ведь почти всемогущим стал.

Я приду ночью, поцелую губы,
Проведу по щекам сухим языком,
Загудят в темноте зовущие трубы,
И станет тогда вкус любви мне знаком.

Я приду ночью, разгоню тучи,
Пусть луна покрасуется в небе, как ты.
А затем совершу полет с горной кручи,
Чтоб на черных лугах собирать цветы.

***
Сальными, грязными ручищами лапали,
Батогом били, травили собаками,
Но выжила, вынесла все потери
Та, в которую бесконечно верю –
– Любовь моя.

***
Я стою на краю, смотрю
Вдаль,
Немного страшно,
но
эмоции – лишь шваль,
и я –
всего лишь эхо,
отраженное от скал.

 

Роман МИНАЕВ

Я волшебным резцом начертал неземные слова
Звездным шрифтом на тонких пластинках священных металлов
И, склонясь пред огнем, я смиренно молил божества,
Заклинанья считал по цепочке блестящих кристаллов.
Я молил о любви, неподвластной влияньям светил,
Я молил о любви, что сильнее безглазого рока,
И для двух человек у богов я бессмертья просил –
Для себя и нее, что прекрасна, мудра, синеока…

ЦВЕТОК
И мы несем награбленную радость
С весенних веток в темные дома,
Наполненные молью и вещами,
И ставим в воду, в темный уголок,
Чтоб умирал он медленней и тише…
Он просит нас о чем-то. Мы не слышим.
В чем он виновен? В том, что он – цветок.

ДЕМОНУ
Ты отвращенье зародить умеешь
В нездешнюю, святую глубину.
Ты любишь ложь, соблазны и весну.
Ты над пустой душой последним веешь.
В тебе сгорает жизнь, как мотылек.
Ты убиваешь верность и надежду.
Колдующий, меняющий одежды,
Ты вечно сладок и всегда жесток.

 

Екатерина ЛЕБЕДЕВА

Уже пропало ползимы.
Еще не сказано ни слова.
О как лениво-бестолково
Зимой распорядились мы.
Коньками не коснулись льда.
О лыжах вспомнили с опаской.
Забросив старые салазки,
Мы предпочли им поезда.
Несется бешеный состав,
Не тормозя на полустанках.
Слететь бы под гору на санках.
Навечно от него отстав.

 

Сергей ЗУБАРЕВ

какие здесь лежат предметы
что помнит этот старый стол

чем грезил шустрый таракан
раздавленный на занавеске

поди еще спроси теленка
что дремлет в ясной колбасе

какие здесь лежат предметы
да что творится в голове

вон той обиженной отвертки

***
думал
о грустном необратимом
пялился
на невзрачную занавеску
веки сомкнул
и увидел
звезды
огромные
как кленовые листья
листопада
недавней осени

ПРОГУЛКИ ПО ВОДЕ
О.Т.

выстрелить в пустоту
из рогатки
подарить крокодилу
торт и цветы
станцевать босиком
вопия э-ле-лей!
на крышах
десяти небоскребов
разогнать
тучи над городом