Сергей Попов. Мир рыб

Попов. Мир рыб

скан-версия

Тамбов, 2009. – 48 с.

Автор такой же абсолютный, как и другие, всегда
правый, самоуверенный и т.п.
Серёжа Попов.

Посвящаю этот сборник всем.

Млечный путь, планета Земля,
год 2009 от рождества Христова,
22 от моего.

 

Срок хранения – покуда нужно.

Допускается некоторое содержание грамматических,
орфографических и идейных ошибок, не опасное
для здоровья.

Распространение и копирование
приветствуются.

 

Мне кажется, то, что мы зовём «ученьем», на самом деле не существует. А существует, о друг мой, лишь одно знание, оно повсюду.

Герман Гессе.

 

Я часть звезды.

Я часть звезды,
чей длинный посох
разбил на время вечный сон.

Я часть звезды,
чей прах затерян
в ветрах других светил.

Я звон,
и стук, и тишь.
Я буква,
И звук, и миг…
Ничто!
Я прах звезды,
и Бог
и ветер.

 

***

Ночью спал
слушав пение звёзд.
звёзды видели краски метели.

Помнил и месяц.
Месяц и рос.
звезды лишь умолчав и пели,

подхватив, облака
ветру вой.
А пока

кто не слышал
смотрели
как

птицы в ветвях
ждут утра.
Звёзды сопели.
Ветви темнели.

 

***

Вода опускалась,
По небу катились рассветы.
Зелень спешила родиться,
прилетали птицы – давали советы.

Иногда, заскучав,
воздушные массы
играли со светом.
Живопись
сменялась музыкой ветра.

В паузах.
Боги писали сонеты.
Вода опускалась
через полгода залетом.

 

***

Небо сегодня весело,
Небо луну повесило.
Небо песенно,
звездно.

Звезд дно не видело,
небно-звёздочным выделав
потолки.
Толки
о том разные
у рыбно-стрекозного общества –
вещества
створённого
творцом космосом.
Сом
тоже является опусом
Неделимо-де-ли-мо-го.
Ого! Неделимое…
Небо сегодня весело –
Небо луну повесило.
Небо песенно,
звёздно.

Вселенную веселю,
собою вселю
рУшимо-нерушимую.
вскружу,
пересмыслю созвездия.
А луна не падает –
Радует.

 

Яблочное.

Лепесты её белые стаяли,
и туман сохранял,
одурманившись,
её слово.
За темень продляючи
её слово,
впитавшее смех,
свет,
свод
радуги.
За нависшее нитями кукольно
записавши молитвою снег,
след,
звук
теплый шорох падения.
Вот
лепесты её правятся розовым.
Ночь
лепетала тишь.
Снят
все.
По уж звёздам было не в мочь
пойти в отраженье росе.

 

*** (Маше К)

Птицами ветр пронизанный,
Тополями, березками чесаный,
В полюшке
Мы шипы кол осы кушает.

Вегруппса, волей насытися,
Тучками хмурь неба щёченьки,
Дождиком балуй,
Да Солнышком.

Ветрушка славно танцовывал.
Ветрушка силушку выгулял…

– Ляг, да свернись клубоченьком.
Кошеньке на завалинке
Шорстку почёсывай мягоньку.
Реченьке волны поглаживай,
Не мути белы звёздушки.
Ноченькой крепни на подвиги.
Покачай колыбельками
Смолёные лодки-лебёдушки.

 

Над лесом.

Не спит в безгласный час
случайный,
услышанный звездами крик.
И тише дыма убывает
одинокий лик.

Покроют почвами
закаты,
в историю списав следы.
И распинавший и распятый
из одной воды

пусть выдут снова
родниками,
чрез липкость глин, поправ пески,
и тягу преодолевая,
неземной тоски

не исполняя,
в купальню бликов
просочась.
И паром,
ветром
над холмами
смеясь, смеясь!..
смеясь всем прахом,
средь крика филинов
и сов.

Глаза круглые,
умные,
не знавшие снов.

 

Рябение

Берёзки тЕнями рябят
бока шоссе.
Собой рябят
ряды за ними
трав с/х посадок
поле.
Посадки зарябят
на муравьиных спинах
блестящих в утре
сотню Солнц спустя,
па спинах лепестов
травы и березиных.

Рябящий мир.
Рябящее шоссе
чесоткой шин
рябит в ушах
задымленные столбы кислорода,
рябящего
среди состава разных атмосфер.
Заразна рябь…
Рябит ампер,
рябит и слово.
Рябь зараза…

 

Мимо

В окно смотрела звезда.
Над плоской,
как камбала,
полоской
тянулся закат.
Чудо
видно даже отсюда
т.к. воздух
цвета здравого смысла
всюду.
Раскраснелась вода.
Облака
мерно идут
над городом,
над войной
и над кладбищем…
Гордые.

 

Она вертится (Наталье Д.)

Рыбам прогреются реки,
росинки – букашкам умыться.
По небу белых барашков
на выгул выведут птицы.
Ветру буяну выговор.
Пастушию дудкой не баловал,
да до ночи пел ансамблями –
песенки пел дикие –
праздновал Огнено празднество. .
Стада разбежались с криками
топотом громы делая.
Ныне всё дружно созвучием –
Полю – ромашка белая,
тропинке – лопух подорожника.
Миры открываются прочие
лужами после дождика.

Дорогою лошадь,
грибом улитка следует,
временем живо мгновение,
движутся прочьи.
Ящер прогонят,
прогревшися
к переменам и камни охочи.
Сна просит –
взгляд тяжелится Отчий.
Сумраком свет разбавляя
ночь краскам спор решает.
Путь молодой ночи
лунным румяном ясен.
Но старят и Ночь
морщины
звездам за чтением басен,
златым увяданьем объяты
над краем неба сожмутся..
Защёлкают по дорожкам, листочкам
птичий лапки игривы.
Почтенная ночь
в утрени врата вносит
новое красное диво!

 

***

Встречать с застывшей тенью,
забытой на земле,
рассвет.

Туман слезами покрывал движенья.,
очищая свет.
И окнами домов
за садом говорила тьма…

 

***

Никто не спал.
По улицам метели
Из белых лепестков
Прощавших дыма вязь.

Над древним божеством
Взрастали травы. Эли
вкушали бабочки,
сортам дивясь.

Вставало божество
И Углями трясало,
И жаром чрева
Пожигая сны.

Вставало божество
Огнем мерцало
Меж черных душ
Средь праведной войны.

Двух тысяч лет
Испытывая святость
Лежало божество
В миру своих отцов.

Лежало божество
Испытывая радость
Кружащих бабочек
И дремлющих цветов.

Никто не спал –
Молчанье дневно было.
Своим кумирам каждый
Списывал свой срам.

Никто не спал!
И мертвых стадо выло.
Их стон и скрежет
Несся по ветрам.

Вставали идолы,
С крестов сошли святые.
Не закрывайте глаз.
Не закрывайте глаз!
Свои мольбы
Зажать в своих руках,
Зажать до крови.
И ваша кровь пусть станет силой!
Не кровь Богов!
Не кровь Судьбы…

Вставало божество
И Углями светило
И жаром чрева
Отворяя сны.

 

Записка. (Наде)

Надя…
Здравствуй!
Жарко…
Выжил.
Твою улыбку
действительно
вижу
Когда облака
занимают
для Солнца
Бархат.
Помнишь? –
день становится старше,
скамейка,
и рыжий кот
с Патриарших

 

Хитрое Солнце

В прозрачных объятиях праздничных красок
запуталось Солнце, лучом зацепившись
за жёлтый кустарник.
И плавно, сползло в подземное царство,
оставив прохладную свежесть.

Но лишь почувствовал ветер свободу,
как в воду
склонилась ветвистая тень.

С темного купола зеркало сбросило свет.
Даже где день
Солнце скучает по этой прохладе.

Каждую ночь отражаясь
Солнечный свет устремляется вниз,
касаясь
ветвей водоемов,
вбирает всю свежесть и
наслаждаясь туманом
взлетает,
рассыпавшись ярким обманом.

 

***

Ветер.
Облака низко –
задевают крыши.
Небо упало.

Время взяло
меня с собой в вечер.
…облака и ветер.

Луну не видно.
Обидно.
Немного холодно.

По дороге несутся
тени
сбесившиеся.
Разозлившиеся.

Не могу спать.
Встречать рассвет…
Но лучше не встречать.
Лучше спать.
Он придет.
Всегда приходит…

(светит луна,
покрывая неспящих
светом мудрым.
Ничего не предвещает
ненаступление утра.

Был сон.
Меняла тень светила,
из мрака поднимаясь
с шОпотом,
рождённым под дыханье ночи)

Будильник…
Сырость,
(дождь был)
День будет…
(утро)

 

На стекле (Маше К)

Стекольный дождь
спрячьте.
Выдох.
Фигура…
Рисуешь
луну между капель.
Стекает…
Луна эта
мутна будет.
Хуже…
Всем
под дождем
не укрыться.
Дождаться.
И выдох.
По стёклам
и лунам в них
пальцем…
Тёплым
выдохом ‘
греть
стёкла.
Капли…
И луны в них.
Спрячьте.
Между балконом и небом.
Руку…
А свету не больно
быть стёртым с задожденных стёкол.

 

Злой ветер

Ветер сегодня плохой, злой –
поднимает листы,
блохой
скачут,
а не плывут по лужам.
Облака гонит прочь – в ночь.

Облаки песнь поют
о жажде найти приют,
про люд поют,
прольют….

Ветерный слух плох –
лют
север земли и юг.
Вкруг
скАлистых гор
не укрыт

бежит
с родов времен.
Не умен.
Таков.
Ветра вой?..
То дорожная песнь облаков!
Не плывут – не поют….

Но ой!
ветер какой плохой… Злой.
Поднимает листы
блохой
скачут,
а не плывут по лужам.
Облака гонит прочь – в ночь.

 

Мичуринск (Наде)

Погрустневший мир
в уставшем остром взгляде,
словно уколовшись
плачет.

Движеньем подавивши жалость,
дорога
от дум и смыслов
расставанья прячет.

Изгиб реки,
поляна, домики
с бревенчатыми мостиками
к речке.
По берегам
деревья,
склонившись,

странно – в зиму
скинув шубку, ворот.
И меж верхушками
вдали,
разрезав небо
церковь – шпиль и купол.
На холме
холодный,
одинокий город.

 

Ветер всходящей луны.

Ветер
всходящей луны
будет петь
по полям
ныне отпетым.

Светел
отблеск волны
шуметь
будет мам
летом.

Жёлтая трава
не жёлтая.
Выцветшая.
Выжженная
туманом.

До весны
в глазах оставить себя решила.

За сплошною тучею
отпечаток Солнца.
Не светло,
но мило.

Если хочешь – иди.
Земля не остыла.
Глаза чем-то полны…
Глаза только дверь,
глаза холодны.

Постоянством в дверях
сквозняк славен.
Слушай –
ветер всходящей луны
будет петь…

 

Не о зиме

Зимой не хватает травы.
Зелёной, зелёной…
Всё в инее, во льду,
Все в теплых шкурах.
Медведи в танце.
Айсберги плывут по лужам.
Ууу! –
и ветер заглушает
свет луны
и скрипы льда.

Зимой не хватает тепла.
Ненасытная печь,
с хрустом грызущая ветки…
Замело дороги.
Дороги к морю…
Море замело
тяжёлым льдом.
Твой ледокол сюда не пустят
ни медведи, ни лёд, ни снег.
Он чуж.
И пусть твои соседи
оставят спрятанным мой дом.

Днём поклонюсь светилу.
Мочью увижу сны.
Проснусь,
но в холодные белые мухи
не выду.
У печки
Зимой… мне хватает зимы.

 

***

Позвездевшая синь
выбирает на белом
ставить игры на длинь
с фонарем оледелым.

Заскучавшая ночь.
Остов лунного тела.

Пальцы ветвей
замедлили снег.
Звезды неба
замедлили час.

Жду.
Звезды рек
заковали вражду.
Нас
принимают за рыб.
Пас принимают за ос,
мух…
Спешки нет.
Пешки нет…

Хожу.

 

Мир рыб.

И рыба видит сны,
и сны немые.
Иные сны:

О небо
Боги весла чешут –
синь зари колышут,
тинных трав отсвет
и муть
под брюхом скал
дородных глыб.

И намерзают облака зимой.
И падают на дно
чешуи
водных
рыб.

 

***

Жизнь стоит снега
Если твой белый лёгок.
Падение стоит бега.

Древа тоже закатом
Пишут прощание с цветом.
Пишут всегда закатом.

Честностью линий едины
Древа не уМИРают.
Близят миру седины.

Линия стоит цвета.
Обратно процент ниже…
Как ноги держатся тверди
Прах пустырей стоит ветра.

Жизнь стоит смерти.

 

Бесснежно

Бесснежно.
Будет ветер затихший
нежно
касаться тебя.
Будут листья при свете
луны
ударяться о землю,
звеня.
Ни дыханья, ни света.
Декабрь.
Сбивают
стремленья луны
дожди.
Мороз,
прикасаясь небрежно
к земле…
Бесснежно.

 

***

Лучше меня не слушай.
Пусть будет немного грустно.
Сейчас выду в снег колючий.
Лицо опущу.
Хочу обжигающий белый…
белый и чистый.
Вернусь на кровать и уши
накрою подушкой.
Лучше меня не слушай.

 

Бежим к луне. (Маше К)

Озябшее-зыбко впечатленье –
Рядились пни.
Доснежило.
И слякотно
и множились огни.

Луна повисла над забором.
По льду вода.
Забор повис
над отраженьями,
кусая провода.

Крупинками лежат снежинки –
Хочу согреть…
Колючую
неуловимость
зафотопечатлеть
хочу.

Ветвисто-ситчатая…
За рекою
бессильна ревность фонарей.

…Троллейбусы рогами задевают.
Бежим скорей!..

 

Post scriptum

 

Вы ли

Волки
были ли?
вы ли?
либо
ловки,
без боли.
Толи
колокол били.
Без боли…
Кол били
и колбы.
Там выводили
Без боли.
вы ли водили
в волю?
Из колбы
вы ли?
кОблы.
Колу
и колоколу…
Без боли?
Знали ли
вы ли?
волки.

 

***
Всё сказуемое сказано. Не всё осмысливаемое
осмысленно. Имена придуманы. Именами
беспредельное очерчено. За имена даже платят
жизнями… Бумажный век – Галочки, крестики,
подписи о выполнении, дополнении, прибытии, …,
со-бытии. Иначе произойдет не-сбытие. Каменные –
бумажные здания, важные. Сделайте из этих страниц
самолетики – истребители. Истребители
бумажностей, истребители «так-надностей». Облака,
укройте от нас Солнышко…

В сборник вошли стихи, написанные с 2005 по 2009 год.
Все Иллюстрации авторские.

 

Связь с автором
baroque87ps@mail.ru