Олег Шашков. Жизнь, Смерть, Любовь

Она*

Ее волосы светятся, словно янтарь,
А глаза – будто два изумруда…
Ее голос – в моих постоянно ушах,
Если б знать, кто Она и откуда?..

А улыбка Ее – словно месяц ночной,
Все кругом озаряет, сверкая;
Я готов за Нее нестерпимую боль
Пронести, с Нее взгляд не спуская.

И походка Ее – словно птицы полет,
Ее смех – будто звуки органа,
Не забуду Ее и за тысячу лет,
В моем сердце глубокая рана…

Рана эта – Ее присутствия след,
Но оно для меня – награда,
Не забуду Ее и за тысячу лет,
Буду помнить и в стенах ада…

 

Холодный мир

Холодный мир раскрыл свои объятья,
Холодный мир мне домом стал навек…
Холодный мир… Где люди, нет, не братья, –
Где к человеку – волком человек.

Холодный мир в котором безучастны
К чужой судьбе, чужой любви…
Холодный мир… В котором все несчастны…
Где лед сердец заложенный в крови…

Здесь нет любви! Она заледенела!
В сердцах из льда не теплится огонь.
Запорошил все снег, белее мела…
И снег ко мне ложится на ладонь…

 

Бывшие птицы

Я был птицей, взлетел…
И без крыльев пал вниз…
С тех костров, где горел,
Пепел сдул легкий бриз…
______________________________________

* – Л.С.Шушуновой, первой Любви.
** – А. .Фроловой посвящается.
*** – А. .Фроловой посвящается.

Я был зверем, бежал
И оскал прятал в ночь…
Одинокий капкан
Растерзал мою плоть…

Я был тенью, но свет
Образ мой исказил,
Луч холодный мой след
На рассвете убил,

И с тех пор я – никто,
Я лишь призрак в строках,
В этих строчках давно
Похоронен мой прах…

Чти же память умерших,
Не терзай сих страниц, –
Пожалей бывших, прежних,
В прошлом дышащих птиц!..

 

В полудреме полуснов**

В ярком пламени свечи
Возникает образ твой.
В темной тишине ночи
Вижу я твой нервный взгляд…
В отражении зеркал,
Но ты сегодня не со мной,
Взор твой холоден, как лед,
Как и много лет назад…

Мерно тиканье часов –
Золотой звук тишины.
Вереница мыслей, слов,
Догорающие свечи…
В полудреме полуснов
Вновь ко мне приходишь ты,
Убивая мой покой,
В бесконечность тянешь вечер…

 

пАДая снизу вВЕРх***

Падая снизу вверх,
Я ухожу в неизбежность.
Глаз недоверчивых смех,
Слова холодны, как кинжал…
Слова холодны, как кинжал,
И он убивает нежность,
Все то, что я нес для тех,
Кого в тишине обожал.

Спасти меня может лишь
Сиянье улыбки глаз…
Когда за собой поманишь
И улыбнешься мне…
И улыбнешься мне,
И снова, в который раз,
Услышу ночную тишь,
Лаская тебя во сне.

Но, просыпаясь вновь,
В час полуденного бдения,
Пробужденьем пронзая любовь,
Ту, что живт лишь в снах…
Ту, что живет лишь в снах…
Свое продолжаю падение,
Свою оставляя кровь
На пнях судьбоносных плах!..

 

Песчинки

Мудрые птицы, дети рассвета,
Ждут – не дождутся голоса солнца,
Радужной песни мечтаний поэта,
Пьют ее жадно, как воду колодца,

Что одиноко стоит в пустыне…
Случайному путнику он – отрада,
Жестокий мираж на сгорающей льдине,
Испепеляющей пламенем ада

Жалкую жизнь, столь ничтожную в мире
Мелких страданий, бесчисленной смерти…
В мире потухшем и ставшем вдруг шире,
Больше вмещающем тех, кто, поверьте,

Видит мельчайшую лишь частицу,
Не видит Пути и не знает Цели…
Плюнуть на все и стать бы птицей,
Только вот птицы давно улетели…

Бродят во тьме и сбивают друг друга
Ничтожные, мелкие частицы вселенной…
Над их головами – невежества вьюга,
Их сотни и тысячи, бурлящий и пенный

Живой океан бьет волнами о камни…
Ему наплевать, что же станется с каплей.
Быстрее бегущей по весям лани
Умрет прилив. Одноногой цаплей

Останется память о глупости этой
Песчинок, что так не дождались рассвета
Под радужной песни нежнейшие звуки,
Не выдержав ими же созданной муки…

Кто хочет – прочтет, и кто хочет – услышит,
Кто хочет – запомнит, кто хочет – запишет
Под радужной песни нежнейшие звуки,
Не выдержав ими же созданной муки…

 

Видение*

Я помню миг, лишь несколько секунд
Я созерцал красы твоей молчанье,
Зеленых глаз небесное сияние,
Немую дрожь пурпурно–алых губ…

Я помню миг, и в этом миге счастья
Меня манил и звал твой голос нежый,
Как моряка манит простор безбрежный,
И днем, и ночью, в штиль или в ненастье…

Я помню миг, божественный, прекрасный,
Недолгий, как и все чудесное,
Таинственно–волшебно–неизвестное,
Сладчайший миг, безумный, страстный!..

Я помню миг…

Но миг прошел… Исчезло и видение…
Зеленых глаз исчез небесный взор…
Исчез… Судьбы свершился приговор,
Божественного голоса утихло пение.

Ничто не вечно под луною.
Во власти сладких грез и мечт,
Я в мыслях всех своих – с тобою,
С видением новым жду я встреч…

 

Богиня**

Ты дыханье судьбы, ты мой смертный грех.
Ты и мой палач, и мой путь наверх.
Ты мой Высший Судья, ты и жизнь и смерть,
Ты подаришь небеса и разверзнешь твердь…

А моя свеча так мала, хрупка,
Вся дрожит от легкого ветерка…
От тебя зависит все – и жизнь, и смерть,
Разожгешь ли пламя, иль погасишь свет…

Твои мысли – это мои слова,
Мною всюду правит твоя рука,
Ты – мой Бог и дьявол,
Мой хранитель и убийца,
Ты неслышным заклинаньем
Заставляешь сердце биться…

А моя свеча так мала, хрупка,
Вся дрожит от легкого ветерка…
От тебя зависит все – и жизнь, и смерть,
Разожгешь ли пламя, иль погасишь свет…

______________________________________

* – Л.С.Шушуновой посвящено.
** – А. .Фроловой посвящаю.
Узник в четырех стенах

Тишина. Тишина. Как темно все кругом!
Одиночества тьма, боли плесень…
Мне тюрьмой стал мой тихий и
маленький дом,
Лишь в окно светит бледный месяц.

Я – узник в четырех стенах,
Я, как мкртвец, в земле зарыт,
Боль, Пустота, Любовь и Страх…
Любовью пьян и болью сыт…

Я из тюрьмы своей бежать могу,
Но лишь в желанном сне,
Когда на золотом лугу
Моя любовь приснится мне.

Как избавленье от оков,
От палача и плахи,
Ко мне приходишь ты из снов,
Но вот… Вернулись страхи…

Я просыпаюсь… Где я? Что?!.
Один… В своей темнице!..
И мыслью сон как миг сняло:
Любовь мне только снится!

На самом деле я – в аду,
Погряз я в собственном бреду,
Я – узник в четырех стенах,
Боль, Пустота, Любовь и Страх!..

 

Когда…

Когда не видишь, как ты мал,
И друга за спиной оскал,
Когда не слышишь за окном
Чужих шагов, идущих в дом,
И ждешь, когда же сгинет ночь,
И некому тебе помочь,
Но тьма сменяется на свет, –
Ты ищешь тень, где света нет;
Пугает боль и мучит страх,
И пустота в твоих глазах,
Ты молишь Бога перед сном, –
Наутро колет пот свинцом…
Когда в ушах – курантов бой,
Влечет и манит за собой,
И твой невидим след и тень,
Когда ты дышишь пустотой,
Когда ты ничему не рад,
И жизнь твоя – кромешный ад,
Когда ты болен, или спишь, –
Не бойся, смерть близка, малыш…

______________________________________

* – С. .Давыдову посвящается…
Паранойя

Мутя души моей потоки,
В ней кружит вихрь воспоминаний,
У жизни взятые уроки,
Минуты счастья и стенаний…

Бесцельно тикают часы,
Прочь жизни унося мгновения,
Ее я бросил на весы,
Склонилась чаша, в ней – забвение…

Табачный дым еще парит
В стенах прокуренной квартиры,
В ушах так явственно звучит
Мотив звенящей, чудной лиры…

Быть может, я немного пьян…
Я вижу в небе дверцы…
В них словно маленький изъян…
Ах! Нежно лижет сердце

Моя возлюбленная – Смерть.
Пора! Черты расплылись,
И подо мной разверзлась твердь,
В тумане свечи скрылись…

И голос слышу, как во сне:
“Сын мой… Сын мой! Иди ко мне…”

 

Меланхолия

Мертвый город засыпает снег,
Саваном ложится погребальным…
Выстрелы в упор поднятых век
И паденья тел, как в танце бальном…

Город стал слепым и стал немым…
Лишь бездомных фонарей не меркнет свет.
Чистый белый снег… Тела под ним…
По весне все сменит алый цвет…

Церковь, овдовевшая за день,
Черный ворон, падали он рад…
Умный глаз свой хитро прячет в тень…
Ищет плоть вблизи церковных врат…

Тот, кто шел на войну, тот погиб на полях.
Тот, кто верил в мечту, тот забылся в боях.
Счастлив тот лишь, кто принял царствие сна…
Меланхолия…
Меланхолия…

 

Каменное сердце скрипача*

Вновь во тьме ночи взошла луна,
Вновь шакал завыл…
Вновь с топей болот поднялся туман
И по мертвой земле поплыл…
Вновь в тиши могил зазвучит струна,
Это снова пришел скрипач.
Его острый взгляд – это глаз орла,
А награда ему – детский плач…

Он тонкими пальцами возьмет смычок,
И в тиши ночной родится звук…
А в ответ ему вдруг завоет волк,
И сердец затихащий стук…

Он закроет веки и начнет играть,
И луну скроют черные тучи.
Уведет ребенка в дом скорее мать,
Гром и молнии сойдут с горной кручи…

А скрипач, сыграв, придет домой
И повесит пальто на стену.
Он положит скрипку и утихнет вой;
Он смычком перережет вены…

Он мертв тысячу раз, сотни тысяч раз,
Но проклятье ему – навеки,
И наутро откроют орлиный глаз
Мертвые морщинистые веки…

Он играет людям, но ему плевать
На их мир, мир ничтожный и мелкий.
И опять уведет ребенка мать,
Чуть двенадцать покажут стрелки…

Он играет людям, но их судьбы в его
Зря стучатся души дверцы;
Он мертв тысячу раз, сотни тысяч раз,
И как камень мертво его сердце…
Мертво сердце…
Сердце…
Сердце…

 

Прочти мои мысли*

Прочти мои мысли,
Раскрой мою душу,
Узнай, что хочу я сейчас,
И мне подари.
Жизнь проходит так быстро…
Никому я не нужен…
У меня ничего не осталось,
Кроме этой немой любви.

Скажи мне, о чем ты
Так сладко мечтаешь…
Скажи мне, прошу,
Но только не лги…
Как жаль, но, наверно,
Я не узнаю
О сокровенном
Полете твоей мечты!

В глаза посмотри мне!
Коснись и почувствуй
Тепло и любовь
Моей души!..
Ты видишь, как гибнет
Она, и стекает,
Стекает кровь
На ладони твои…

Но здесь ты всесильна!
Ты только попробуй…
Ты лишь догадайся и пойми…
Читай мои мысли
Снова и снова,
И растворяйся в них, –
Волнах моей любви…

 

Ненависть к отражению**

Я ужасен. Как устал я видеть
Эти ненавистные черты,
Этот лик, что улыбнется криво,
Глядя на меня из пустоты…
И глаза, чей взгляд угрюм и горек,
Будто злую истину узнал,
И язык, что не всегда в ответе
За слова, которые сказал…
Если б знали, как я ненавижу
Ложь, что с уст порой течет моих,
Ненавижу очи, те, что видят
То, что мудро спрятано от них…
Ненавижу, если где–то совесть
Засыпает, и вершится зло…
Ненавижу миг, когда узнаю,
Чьей рукой оно сотворено…
Как я презираю дни предательств,
Тех, что как–то раньше совершил!
Презираю дни воспоминаний
Дней, в которых дрался и грешил…
Ненавижу все мои ошибки,
Все проступки и паденья вниз…
Ненавижу злобные улыбки,
Жалкие цеплянья за карниз…
Ненавижу каждый день недели
От рожденья и до наших дней…
Ненавижу вьюги и метели,
И снующих всюду голубей…
Как я ненавижу чью–то радость
В миг, когда так хочется завыть!
Как я ненавижу свою слабость, –
Неспособность что–то полюбить!..
Почему тогда я не гнушаюсь
Руки греть у людского огня?
Почему беспечно улыбаюсь,
Глядя, как играет ребятня?

______________________________________

* – Д. .Элени со всей душевной теплотой посвящаю.
** – посвящаю себе, ненавистному.
Почему слезою завернется
Взор, увидя радость детей?
Почему так часто сердце бьется
За родных и не очень людей?
Почему кто–то режет мне память
И крадет ее больные куски?!
Вспоминать – как бросаться в пламя,
Как тонуть в болотах тоски…
Почему? Кто откроет мне веки?
Но не опускал я век…
Я – такой же, как вы, навеки!
Я – такой же, как вы, – человек…

 

Вдохновение

Недописанный стих промелькнет в подсознании,
Недосказанность давит на грудь…
Тяжким камнем страданий и прошлых стенаний
Пролетит пред глазами твой путь…

Ты закроешь глаза и на миг вознесешься,
И небес переступишь черту,
Но… Сверкнула коса, – ты уже не смеешься,
Ты кричишь и летишь в пустоту…

А очнувшись живым, ты припомнишь падение,
Но подумаешь, – это лишь сон.
И, строку дописав, ты свое вдохновение
Позабудешь, как забыл последний стон…

 

Вечный покой

Каша мыслей, чувств и слов,
Суета и сутолока…
Выбивается из срока
Жизнь моя под стук часов.

Обрывается покой,
Я на грани междумирья,
Вновь жестокая валькирия
Возвращается за мной…

Берег белый, запах пряный,
Безотчетная тоска…
Я засну наверняка,
Погрузившись в цвет и травы…

После жизни быстротечной,
Где оставил тело я,
Где любимая, друзья,
Вновь найду покой я вечный…

 

Падший ангел

Тишина моя, стань сестрой моей.
Тьма во тьме, услышь, помоги уснуть.
Мне с собою жить – что в топях тонуть,
Вся топка душа, не минуть зыбей…

Вырви сердце, ночь,
Растопчи его,
Чем гореть огнем
Легче пеплом стать…
Вынь и выбрось прочь,
Не жалей того,
Не взгрустну о нем, –
Я устал сгорать…

Вынь глаза мне, лес,
Вижу ими все,
В чем запрет лежит,
Погубит меня…
Ими смотрит бес,
Зубы скаля зло,
Мне в душе дрожит, –
Пусть ослепну я!..

Выреж пару крыл
Из спины, туман,
Растерзай их в пух,
В перья разорви!
В небесах парил
Некогда мой дух,
Спрячь пустой обман
В пепле и грязи…

Ты приди, огонь, и сожги меня.
Ветер, прилети, пепел разметай.
Поглоти, вода, то, что было «Я»,
Прах, земля, возьми и не отпускай!..

Молния, убей каждого, кто знал,
Кто еще хранил память обо мне!
Был ли я велик, или был я мал, –
Душу пусть возьмет Всадник на коне…

Ангелом не быть мне уж никогда,
За свои проступки я низвергнут вниз…
Пусть же все сотрут пламя и вода,
Пусть изгладит память о паденьи бриз…

Пусть мне не вернуть небесной высоты,
Для меня не это главная беда…
Не дышать мне пылью, не ползти в грязи, –
Ангелом я был… Червем – никогда!..

 

Дар

Широко раскрытые глаза…
Я рожден был с этим даром провидения.
Я рожден… И нет пути назад!..
Вот начало. Жизнь – мое падение…

Я другой. Один, кто видит Их,
Всем незримых божьих надзирателей,
Я один, кто видит Их, карателей,
Не порой, а каждый жизни миг!..

 

* * * * *

Береги, если есть, что хранить.
Защищай, если есть, что беречь…
И ищи, если хочешь найти.
И встречай, если жаждешь встреч…

Не молчи, если есть слова,
И не плачь, если есть любовь…
Эта жизнь нам на раз дана,
Все в другой повторится вновь…

 

* * * * *

(( по мотивам реальных событий ))

Мы гуляли с тобой под дождем,
Нас ласкали теплые струи…
Мы с тобой утонули в нем,
Мы с тобой этот день не забудем…
Мы гуляли с тобой под дождем,
Нас ласкали теплые струи…
Мы с тобою и только вдвоем,
И никто нас стобой не осудит.

Ты была тогда так близка,
Мы читали мысли друг друга…
Мы с тобой. И уходит тоска,
Отступает сердечная вьюга…
Ты была тогда так близка,
Мы читали мысли друг друга…
И дыханье твое у виска
Излечило меня от испуга…

Глаз твоих нежный взор меня
Так наивно, доверчиво, влажно
Целовал и ласкал, любя…
Это было так нужно, так важно…
Глаз твоих нежный взор меня
Так наивно, доверчиво, влажно
Отпустил… Отпустил, уходя.
Оставляя меня… Однажды…

 

Доверие

Доверься мне, я не предам.
Я стану ближе и важнее…
Да, нелегко, я знаю сам.
Я попрошу… Еще нежнее…

Открой мне душу, распахни,
Впусти меня в свой мир заветный.
Яв нем зажгу твои огни,
Но я не трону плод запретный…
Вручи мне в руки все ключи
От всех замков твоих секретов.
Я вижу, ты дрожишь в ночи…
Ты будешь пламенем согрета!..

Дай мне увидеть свои тайны.
Я все пойму, всему поверю…
Поверь и ты… Поверь и дай мне!..
Открой мне потайные двери…

Меня не бойся, не пугайся…
Я буду рядом, ты поверь…
В награду мне – лишь улыбайся…
Твой ласковый и нежный зверь.

 

Не ищи…*

Не ищи ты меня на рассвете,
На закате меня не ищи.
На закате ты не ищи меня,
Я – пятно в черноте ночи,
Я – мельканье во тьме огня,
Я – беспечный утренний ветер…

Не ищи меня в черноте ночи,
Не ищи в пламени огня.
Не ищи меня в ярком пламени,
Я – копыта след черного коня,
Я – в лесу изваяние каменное,
Я – чистейшей воды ключи…

Не ищи меня по следам коней,
Не ищи меня на камнях могил.
Не ищи меня на могил камнях,
Я – та тень, что Он еще не убил,
Я – еще не схороненный прах,
Я – песок бескрайних полей…

Но закрой глаза, – я явлюсь к тебе.
Погружаясь в ночь, погружаясь в тишь,
Ты еще не спишь, прогони сон прочь,
Замолчи, замри и меня услышь,
И поверь, я хочу помочь…
Не ищи меня… Я – в твоей судьбе…

 

Искушение

Туман стелился средь могил,
И полночь колокол пробил,
И одиноко волк завыл,
А нудный серый дождь все лил…

______________________________________

* – И.В.Тормасиной, нежно любимой, посвящаю. Ирина, это тебе, это для тебя…
С Любовью, автор.
Вспорхнула стая воронья.
Монаха старая келья.
Вдруг тишину нарушил стук:
«Тук–тук. Тук–тук… Тук–тук!..»

Монах выходит из кельи,
Но рядом – никого,
Лишь бледный полный лик луны,
Смотрящий на него…

Вдруг мимо – тень,
Как ночь черна,
Из душ умерших полотна,
С монахом рядом стала
И мертвенно сказала:

«Монах, не бойся! Я пришла
Не за твоей душою жалкой,
Но, может быть, твоя душа
Еще послужит мне подарком…

Ты еще молод… Пред тобой
Тот путь, что ты еще проложишь…
Но верх взять над своей судьбой
Ты без меня – один – не сможешь.

Я вижу все. Всю жизнь твою…
Твои страдания и страхи,
Твои молитвы к алтарю
И смерть на мучеников плахе…

Что ты имеешь в этой жизни?
Лишь страх, страдания и боль…
Пройдут года, – и звуки тризны,
И мух над мертвым телом рой!..

А хочешь вечно жить?
Десятки и сотни лет пройдут, а ты
Не перестанешь соки пить
Неиссякаемой любви!

Под звон монет Их поцелуи
Осыплют, словно дождь, любя…
Там все богатства, что минуют
В ничтожной жизни здесь тебя…

Под звуки флейт и арфы сладострастной
Купаясь в золоте и жемчугах…
Любовниц тысячи прекрасных
В златых незримых кандалах…

Тебе откроются все тайны мирозданий…
Все тайны мира, – власть в твоих руках!..
Вот это – избывленье от страданий,
Вот там ты позабудешь страх!»

— Кто ты, жестокий искуситель?
Чего ты хочешь от меня?
— Несчастный Господа служитель,
Как ты посмел спросить, кто я?!

Посланник сатаны и ада,
Я – верный дьяволу слуга.
За дар такой ничтожна плата,
Лишь жалкая твоя душа…

Я отведу тебя к Нему…
Ему ты в верности клянись.
Ему, Ему лишь одному
Пред ноги низко поклонись!..

И ты получишь все, что можешь
Заполучить из всех миров,
Лежать на изумрудном ложе,
Любить в течение веков…

— Нет! Никогда!!! Я не продам!
Моя душа – МОЯ душа!
Я не молюсь другим богам!
Иди! Клонись пред ноги сам!..

¬— Глупец! Безумец! Ну подумай…
Пройдут года, – и ты сгниешь!
Но и сейчас ты не живешь…
Лишь молишься и слезы льешь!..

— Да, я несчастен, но воздастся
Мне за страдания потом!
Не искушай меня напрасно,
Не запятнаюсь я грехом!

Не зная лжи и адской боли,
Не видя зло, не слыша крик,
Не снисходя до низшей доли
Нельзя счастливым стать за миг!

Не претерпев всех бед, лишений,
Не зная горести и страха,
Бессмертным быть – мученье, бремя,
Уж лучше – смерть, уж лучше – плаха!..

 

Покидая…

Проскользну в городских лабиринтах,
Проскочу я по скатам крыш…
В этом городе я – лишь мышь,
Я – один, и со мной лишь молитва…

Обожгу глаза светом окон,
Затеряюсь в тенях углов…
Растворюсь в очертаньях домов,
Улетучусь, как чей–то сон…

А иначе мне и нельзя, а иначе и не могу, –
Я здесь – жертва, я – всего лишь дичь…
Хищной стаи предвкушенья клич;
Я пред стаей в смертельном долгу…

И, смешавшись с опавшей листвой,
Что бежит по гранитным плитам,
Ухожу, чтоб не быть убитым,
Чтоб не лечь под такой же плитой…
Наблюдатель

Я на землю впервые спустился.
Я теперь ее незримый зритель.
И в господнюю святую обитель
Я неслышным шагом устремился…

Подхожу… Нет нетронутых мест!
Как истерзанный, раненный зверь…
И церковная сорвана дверь,
И святой покорежен крест…

Ты уже не такая, как встарь…
Эх, старушка, нижайший поклон!
И разбитые лики икон…
И растоптанный кем–то алтарь…

Направляю вслепую свой шаг,
Мне не важно, куда идти,
Что вернуть, а что унести,
Мне не важно, кто друг, а кто враг…

В темноте тупика – наркоман,
В отражении глаз его – рай.
Неизведанный, чистый край…
Он не знает, что это – обман…

Бомж находит покой во снах…
Может, завтра его убьют…
Не найдя на земле приют,
Верит в Царствие на небесах…

Город царственной нищеты…
Царство ржавчины и кирпича…
Вот тебя окружает, рыча,
Стая дикая, жертва – ты…

…Небо грязное, будто в осколках,
Черный пар из канализаций,
Вентиляции щупальца–пальцы,
Пустота на витринах и полках…

Будто слепы, безглазы окна,
Беззащитны, истерзанны стены,
Будто вскрыли городу вены,
Распороли кожи волокна…

Грянул гром… Из разорванной тучи
Устремились потоки в падении.
Совершая свое омовение,
Очищение город получит…

Солнцу долго светить сюда лень.
Скоро сумерки подпишут приговор.
Скотро свет украдет черный вор;
Гильотиной казнят этот день…

И на площадь опустится ночь…
Как безглазый его адвокат,
Покрывалом скрывая ад,
Защищая, пытаясь помочь…

Но она принесет с собой мрак,
Безнаказанность новых грехов.
Отпирательница оков
Вновь укажет стае, где враг…

И, скрываясь от власти тьмы,
Оградивши себя от ночи,
И счастливые, и не очень,
Словно крысы по щелям – мы…

Я ж, пресытившись влажной тоской,
Что в моих растворилась венах,
Ухожу, искупавшись в проблемах,
Улетаю на вечный покой…

 

Закат

…Закат… В его лучах – орлы…
И солнце – раненая птица –
Рождает сгустки черной мглы
И от нее стремится скрыться…

Закат… И пламя на лице…
Он так недолго будет длиться!
И струи теплые… Во мне…
Как жаль, что он не повторится!..

 

Две судьбы

…Ты – грязь и глина,
Он – зола и пепел,
Но разница меж вами все же есть.
И времени того не счесть…
Воздвигнется из глины град души,
Его ж золу развеет ветер…

 

Будет время

Будет время – прах сравняют с прахом,
Будет время – розы втопчут в грязь.
Будет время – назовется братом
Каждая желающая мразь…

Будет время – нас с тобой не будет…
Будет время, да не будет нас.
Будет время – и меня осудят
За слова, что слышишь ты сейчас…

 

Награда

Проснувшись августовским утром,
Увидишь майские глаза.
Оставит райская слеза
Приятный след во взгляде мудром.
Стечет, как нежная роса…

Но, глянув в зеркало из льда,
Январским инеем покрытым,
Желанье зрить тебя убитым
Прочтешь во взгляде глаз врага,
Что в отражении сокрыто…

А от тебя не станет скрытым!
Сентябрь обернет все карты,
И ты узнаешь то, что знал ты, –
Предательства часы пробиты,
От глаз друзей
кладбищенские плиты

Тебя отрежут. Это дело взгляда.
Того, что для тебя стал ядом,
Того, что оборвал цепь дней,
Цепь жизни всей твоей…
Во взгляде том – вина твоих друзей.
Вот майских глаз январская награда…

 

В моей душе

Вновь деревья, словно на посту,
Бросают тени в мертвую листву,
Их осыпает снегом ночь,
Она готовит их ко сну…

В моей душе – пурга, метель,
И воет, ноет, словно зверь,
Который смерть почуял вдруг,
Но я сильней его, поверь…

Он сердце душит мне тоской.
О, как ужасен его вой!
Когтями совесть в клочья рвет,
Печальной сумрачной порой…

И, взор мой превращая в лед,
Он знает, скоро он умрет,
Но он, как часть моей души,
Ее с собою заберет.

 

Ты

Погаси мою печаль,
Погаси, пусть будет жаль,
Утоми меня рассказом до утра.
Голос твой звучит опять,
Я хочу его вдыхать,
Ты сейчас так неземна и так мудра…

Ты близка и далека,
Как беспечная река,
Ты течешь, но не доходишь до меня.
Я коснусь того стекла,
Что скрывает формы дна,
Утечешь ты, обернешься лишь, маня…

______________________________________
Ты повсюду и нигде,
Взгляд твой вижу я в воде,
Но исчезнет, растворится этот лик.
Ты нужна мне, так нужна.
С тобой сливается слеза.
Я хочу побыть с тобой хотя бы миг…

Подожди, не уходи!
Знаю я, не ждут дожди,
Но останься на чуть–чуть, тебя молю.
Обернешься ты дождем,
Все вдруг растворится в нем.
Улетая, ты услышишь: «Я люблю…».

Погаси мою печаль,
Погаси, пусть будет жаль,
Утоми меня рассказом до утра.
Голос твой звучит опять,
Я хочу его вдыхать,
Ты всегда так неземна и так мудра…

 

Дар крылатый

Он привык витать в облаках,
Он парил на лоне небес,
Зря молитвы читал монах,
Он устал от бессмысленных месс.
А однажды, свой страх пронзив
Равнодушья тупым клинком,
Он навек поселился в миф
И не думал, что будет потом.
Он летал в пустой вышине,
Согревался звездным огнем,
Он забыл, что рожден на земле,
И земные забыли о нем.
Он забыл, кем он был и зачем.
Он забыл тех, кто были рядом,
И, земных не считая проблем,
Вниз все реже бросал взгляды…
Но, завидя в земной пыли
Ангела небесного без крыл,
Он своими, как те лишь могли,
К ней свой чистый полет устремил.
Яростно к мечте стремясь,
Неба разрезая волны,
Он стремился к ней не боясь,
Чувства нежного переполнен…
И разбился о скалы земные,
И ударился в пыль земную,
И остались лишь крылья живые,
Ожидали они жизнь иную…
А она на ангельские плечи
Подняла истерзанные крылья,
Из земного ангела навечно
Стала ангелом небесным, и из пыли
Воспарила ввысь, свободу славя,
Дар крылатый вечно не забудет;
Его образ ее не оставит, –
Машут крылья на радость людям…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: