Олег Шашков. * Б.Б.* (Босиком на Битом – или – Беседы с Богом)…

Знаменосец Любви

За шагом – шаг,
За строем – строй.
Где каждый – враг,
Там ты – герой.
Где все штыки –
В твоей груди
Не верь,
Не бойся,
Не проси!..

Но где движением души
Ты сердце сделал окрыленным, –
И верь, и бойся, и проси, –
Любовь не знает побежденных.

Присягу дай своей любви,
Любовь на знамя подними,
Во тьме зажги любви огни, –
Лишь так достойно
Быть влюбленным!.. …

 

Чуткая *

Все замечает тихая скромница.
Была бы любовница – она и любовницу
Смутными мыслями мутно пометит.
О мыслях спрошу ее – она не ответит…

Все замечает скромница тихая.
От глаза дурного до выглаза лихого.
Нелепым вторженьям в чужие пределы
Она знает цену и ведает меру…

Тихая скромница все замечает.
Ни вздрогнет, ни вскрикнет,
Лишь чуть покачает,
Застенчиво глядя, своей головою…
Как тихо… Как скромно…
Я счастлив с тобою…
…Чуткая… …

 

Иней *

Иней лег на твои ресницы,
Тень мелькнула в твоих глазах…
Ты была беспечнее птицы,
Только в душу закрался страх.

На ресницы твои лег иней.
Зрачки скрылись за стеклами окон…
Облекается сердце в синий
Льда и холода вечного кокон… …

 

Пешка

Не поймешь, кто прав, кто виноват…
В играх этих я – всего лишь пешка.
Пешке недоступен шаг назад,
И судьбы монетка – только решкой…
Ей для пешки не упасть орлом,
Ну а мне орлом не взмыть уж ввысь.
Не в правах у пешки ход конем,
И в ферзи ты, пешка, не стремись…
Не в правах у пешки быть другим.
Не в ее амплуа быть собой…
Цвет на цвет, и ты воюешь с ним,
Принимая каждый миг как бой.
Отчего же здесь не я король?..
Так ли уж по правилам игра?
Неужели в судьбе моя роль –
Жать вперед, и была – не была?!.
Да, не каждой пешке стать ферзем…
Только им не отступить назад.
Мы свое в игре сполна возьмем,
Королю в бою поставив мат!.. …

 

Танцор

А я танцую босиком на битом стекле,
Каплей света отражаясь в твоем окне,
Рискую, рисуя без линии круг,
Чтобы лилией воскреснуть,
но не сразу,
а вдруг…
Я танцую босиком… на битом стекле…

Знаю я, на листву упадут небеса,
Словно дождь, будет к небу взлетать роса,
Потекут реки вспять, и часы, и опять
На твой камень найдет моя коса…

Я танцую босиком на осколках времен,
Каждым кончиком острым до крови
умудрен,
Качаюсь, кончая начало конца, –
От порога до Бога
Дорога дорога,
И с крыльца
подлеца
Я танцую босиком на осколках времен…

Знаю я, что Любовь не несет в себе Страх.
Неотступно крадется за ней в ее снах,
Он как Тень, что для Света.
Он как Жизнь, что для Смерти.
Я танцую поэтому, как поэту поверьте…
Я танцую босиком на…
Я танцую… …

 

Мастерам от Подмастерья *

Демиурги шлифованных судеб,
Мастера тонкопризрачных дел.
Из прелюдий, иллюзий и ртути
Пить коктейли ваш тайный удел,
И, втирая в глаза свои мел,
Вновь искать несущественной сути…

Шелкопряды Любви, словно нитями
Вы связали Везде, Все и Всех…
Ни конца, ни кольца, и невидимо
Тут и там раздается ваш смех;
И зубы на губы, и когти на мех
Поменяют все звери стремительно.

Вы, наследники Сотворения,
Тяжек Путь ваш, но поступь легка…
Вы таинственного умения
От безумца до дурака,
Что об этом не знает пока,
Вечнопленные от рождения…

Ваши скрипки звучат неустанно
Только с теми, кто слышит их зов…
Будто плач… Так отчаянно, рьяно…
А в кромешной ночи – крики сов –
Заключают в прохладу оков
Тех, кто принял их за фортепьяно.

Бесконечны пути к Совершенству,
Как немыслимы ваши Пути…
От любви до Любви через ненависть
Никому кроме вас не пройти…
И, надежду теряя почти,
Вы рождаете Веру в блаженство…

Всеприемлемость – ваша религия,
Жизни жидкая круговерть…
Меж веков ночей в светлом миге дня
Вы Добра созидаете твердь,
Всех своих не считая жертв, –
Зла и Смерти не взросших семян…

Демиурги шлифованных судеб,
Мастера тонкопризрачных дел…
Из прелюдий, иллюзий и ртути
Вить коктейли ваш странный удел,
И, втирая глаза свои в мел,
Потакать несущественной сути…

 

Единство

Все замыкается в круг,
Все расширяется в шар:
Сладость божественных мук,
Горечь божественных кар…

Тот, кто страданьями мост
К небу себе проложил,
Также безгрешен как тот,
Кто от рожденья грешил.

Тот, кто дорогой прямой
Смело идет прямо в ад,
Точно такой же святой,
Как тот, кто в посмертии свят…

…Вот и рай – умирай…
…Здесь твой ад – нет пути назад…
…Дальше – край, – выбирай, –
На чем остановишь
свой взгляд… …

 

Что угодно ?.. *

Я к замкам твоих страхов ищу ключи,
В темноте кандалами звеня.
Подбираю слова в тиши ночи,
Утром, вечером, день ото дня…

Я сбиваюсь со счета, теряюсь в догадках, –
Лишь вопросы рождает ответ.
Отчего цепь мучений настолько сладких
Вновь венчает молчанья обет?..

Как бесценны моменты желания!..
Безнадежно, поскольку редки…
Так нелепы и так далеки
Все восторги, – наивные чаянья!..

Ты поймешь, что давно как свободна…
Ты научишься просто хотеть…
А пока – опускается плеть,
И ласкается, льется как медь,
В ожиданье чего угодно… …

 

* * * * * * * * *

Я хочу любить тебя нежно.
Я хочу любить тебя вечно.
Я хочу тебя так безбрежно.
Я хочу тебя бесконечно…
Дай мне надышаться тобой!
Дай же мне напиться тебя…
Дай мне обвенчаться с мечтой,
Свято веруя и любя!.. …

 

Растворенный

Растворившись в толпе,
Я – один между ними,
В чистом поле курганом,
Пнем в цветущем саду…
Животворный оазис
В этой мертвой пустыне,
То ли дар, то ли крест
Я с собою несу?.. …

 

Концы Сознания

Мы потянули не за те концы.
Все началось внезапно так и сразу…
Читать устали в головах чтецы,
Неся сквозь мысли образов заразу.

Мы потянули не за те концы,
И мир поблек и сузился в зрачках…
Но не добьются ничего истцы:
Все замерло, застыло на местах.

Мы потянули не за те концы!
Мы развязали узел мироздания.
И поколеньям мы уж не отцы, –
Мы – похитители вселенского сознания…

 

Плачущая Любовь

Постижимо–непостижимая,
Одержимо–неудержимая,
Любишь ли ты, как люблю тебя я?
Или боишься мечты как огня?..

Я бы хотел увидать твои слезы, –
Словно роса в лепестках дивной розы,
Там, за углом двух сияющих глаз,
В них огонек твой еще не угас…

За поворотом бессмысленных фраз…
Там, под прицелом милого взора,
Нежно любимого взора–укора,
Тот огонек, что как в первый раз

Мерцает пока. Домерцается скоро.
Я так жалею, себя так виню, –
Слез ручейки в ожидании ссоры
Текут, опадая на душу мою…

Постижимо–непостижимая,
Одержимо–неудержимая,
Любишь ли ты, как люблю тебя я?
Но только плачет любовь моя… …

 

Глубины души

Девушка–шелк, девушка–свет,
Если бы мог я посмотреть,
Что там, во влажных глубинах души,
Той, что ты мне открывать не спешишь.
Если б увидеть я мог твои мысли,
Те, что как лезвия бритв нависли
Над беззащитными тонкими венами,
Уставшими к лучшему ждать перемены.
Если бы ты поборола свой страх, –
Ты б отыскала меня в своих снах…
Как я хочу оказаться во власти
Этой в глубины запрятанной страсти,
Там, в потаенных и влажных чертогах
Дар отыскать, нам ниспосланный Богом…
В этой души твоей тайной темнице
Я б отыскал твои скрытые лица,
Их так напрасно ты прятала где–то,
Все тонким чувством сердца поэта
Найдено будет. Зря ты скрывала,
Зря мне лгала и со мною играла,
И твой изящнейший самообман, –
Только еще один глупый капкан.
Маски твои – театральные роли –
Только источники грусти и боли.
Слезы твои в ледяную подушку –
Способ поймать мое сердце на мушку…
Чудо иль нет, но оно еще целое,
Стонет–дрожит в перекрестье прицела.
А твои пальцы, тонкие, нежные,
Те, что ласкали так неизбежно,
Тихо собой оплетают курок.
Ну не судьбы ли злосчастной рок?!.
Я–то мечтал… Я–то так верил…
Дни счастья считал и секундами мерял!..
Свято хранил, вспоминая, мгновения…
Ты порвала эти хрупкие звенья!
Что же глаза твои? Что твои слезы?
Где твои мысли и где твои грезы?..
А ведь когда–то меня ты любила,
И там, где пусто сейчас, что–то было…
Ну а теперь там, внутри, – пустота,
Вместо горячей крови – лишь вода.
Как же исчезло все без следа?!. Ерунда!..
Девушка–шелк, девушка–свет,
Если бы мог я посмотреть,
Что там, во влажных глубинах души,
Той, что ты мне открывать не спешишь?.. …

 

Сходить с ума *

Ты сходишь с ума.
Все глубже и глубже.
С собою танцуя нелепые танцы,
Так сладко всплывать лишь чтоб
погружаться,
Закрыла глаза, – и солнца не нужно…

Ты сходишь с ума…
Все дальше и дальше…
Любовный дневник и дневник как
любовник…
Ты поишь себя экзистенцией фальши,
Себе рядовой и себе же полковник…

Ты сходишь с ума, –
Все легче и проще…
И пошлая хрупкость, и сильная гордость,
И прочная слабость, – как
тишь роще,
Как трость старухе; собаке – кость…

Ты сходишь с ума.
Сложней, тяжелее…
Найти переменную формулы
счастья.
В исканьях константы любви елея
Смелее теряешь себя среди платьев…

Ты сходишь с ума.
Все выше и выше,
И вечны глотки столь привычного яда…
Годами тоски ты в мгновеньях
так рада,
Поешь для себя, но себя ты не слышишь…

Ты сходишь с ума…
Все ниже и ниже.
Нежнее и чище, полна ярких
красок,
Актриса театра теней Парижа,
Ты – жертва… карнавальных масок.

Ты сходишь с ума,
С собою играя…
Тебе подыграют еще пилигримы…
Слезами смывая остатки
грима
(О, как чудесна была пантомима!),
Рождаешься молча и так умираешь… …

 

* * * * * * * * *

Между выстрелом и рождением –
Только звук,
только миг,
крик…

На поверхности отражения –
Красный цвет…
Светлый блик…
Лик?..

И в злосчастной судьбе–борьбе
Все ни в толк,
ни в урок,
ни впрок:
Толи мысль родилась в голове,
Толи пуля
вошла в висок…
Срок?..

А в глазах, за стеклом разбитым –
Глубина,
муть…
бездонных озер…
Сколько крови в меня
Было влито, –
сколько вод
утекло с тех пор…
Вор?!.

Расплескаюсь на лоне времени,
Вновь
и кровь моя,
и любовь…
Из земли – снова в землю семенем,
Лишь края
для меня
сготовь…

Сколько было безмолвья нарушено
Маем,
лаем,
заостренным краем,
Панихидой,
когда умираем,
тихим шепотом
злого проклятья, –
Буду вечно его
вспоминать я, –
Я опять возвращаюсь к лучшему… …

 

* * * * * * * * *

…Встану утром я к солнцу лицом, –
Светлый луч застилает глаза;
Тихо тень подкрадется к спине.
Подкрадется неслышно ко мне, –
Как жарка и пурпурна слеза,
Что начало венчает концом… …

 

Цена Радости

А он любил их больше
Всех остальных на свете.
Любить – что может проще
Быть в отношении к детям…
Он так желал им счастья,
Творить Добро – как сладость…
Предчувствовал ненастье,
И он купил им радость.

Он научил их жизни,
Открыл пред ними Двери.
Он им помог увидеть,
Он научил их верить…

А сам исчез куда–то
Неведомой тропою,
И все ж как–будто рядом,
С тобою и со мною…

Нет, он не верил в слабость.
Он полоснул по венам.
И он купил нам Радость,
Не занижая цену…

 

Auto’портрет

Я – карта, упавшая решкой.
Я – монетка на два орла.
Я – ферзь, обернувшийся пешкой.
Я – птица в четыре крыла.

Я был, я являюсь, я буду.
Дышал, и дышу, и дышу…
И вновь в никуда ниоткуда
Я странную песню пишу… …

 

Карма

Хранит тебя твоя Карма.
Хоронит тебя твоя Карма.
От протогерманского шарфа
До постмексиканского шарма,
От рек твоих – до наречий,
От рук двоих – до наручий, –
Все Карма хранит тебя легче,
Хоронит тебя все лучше!..

Природа не ведает копий,
Природа не знает повторов, –
От просто наивных утопий
И до проститутских законов,
От Каина чрез раскаяние
До крови людской за бесценок, –
Природа не клеит названия,
Природа не ставит оценок.

Случайность не делает ставок,
Судьба не играет в рулетку.
От глупых, нелепых поправок,
До новой забавы в монетку.
От штампов и клейм ярлыкастых
Вплоть до номерков в морге, –
Зубастые точут клыкастых
Для жизни в грядущем торге…
Да здравствует наша Карма!
Пути ее нам так дороги!..

 

Тонкое–точное

Тонкому – тонкое,
Нежному – нежное,
Точному – точное,
Всем – неизбежное.

Гибкому – гиблое,
Легкому – легшее,
Зябкому – зыбкое, –
…Нам ли хорошее?

…Нам
ли
хорошее?.. …

 

МоЯ *

Тихая,
Скромная,
Лихая,
Строгая,
Островерхая
Хоть немного,
Я–то знаю, –
Моя…
Плавная,
Нежная,
Павная,
Снежная,
Чуть лишь
Безбрежная, –
Сырая
Из рая –
Моя…
Темная,
Резкая,
Кровная,
Детская,
Как Герда
Для Кая, –
Да, да, –
Ты такая,
И я ощущаю, –
Моя… … …

 

Пара–… (Д)

Парадокс.
Пара–дог.
Пара дрог.
Пара ног.
ПараНой,
Перепой, –
Паранойей
Продрог…
Парапет.
Пара лет.
Пара? Нет.
Па–раздет,
Пара–новый
Ответ, –
Паранойей
Отпет…
Бред!..

Про–кол
Как прокол,
Прото кол,
Протокол.
По коням,
По койкам,
По мойкам–
Помойкам, –
Покой…
И – в бой!
С собой…

Пеньюар…
Пень в ЮАР.
По–комар,
Пи–кошмар, –
Жар…
И тому
Всему
Почему–то
Не рад;
Вот такой
Получился
ПараД… …

 

Усталость

Мягким теплым тараканом
Подкрадется вдруг усталость,
Я давить ее не стану,
Раздавить – такая жалость.

Жало, хлипкое и жалкое
Так алкает алой крови,
Прогоню виденье палкою, –
Все вернется, час не ровен…

Стала сила будто слабость,
Таракан – сверчком, и дремлет…
Ну а мне – какая радость?..
Я такого не приемлю!..

И размажутся по жизни
Сотни тысяч тараканов,
По душе моей, и брызнет
Как усталость от капканов… …

 

Фонарь

…Я бы выбрал бы… быть фонарем.
Просто встать и стоять недвижимо,
Быть всегда и везде ни при чем,
За стеклом проноситься мимо…
На булыжной мощеной чужой
Никогда ни к чему не стремиться
И поток не ловить дождевой;
Тонкой легкою тенью длиться…
Тихо внемля соло сточных труб
И руладам городской канавы,
Я с одной стороны был бы труп,
Но, с другой стороны, – вы не правы…
И светить… Изнутри вовне…
Просто так, чтоб не лопнуть со скуки…
Это было б приятно и мне, –
В никуда простирать свои руки…

…Пусть холодный и жесткий плафон
Отделит мое сердце от мира.
Пусть увидит мой свет каждый Он,
Пока сердце еще не остыло…
Просто знаю, дослышится звук,
Что приносит незримая флейта,
И уронит касание рук
На мои чугунные плечи…
Где–то там, из–за яркой черты
Между смертью и как–бы надеждой,
Вдруг появятся мух черных рты,
Пьющих свет с прилежаньем невежды…
Я – источник. И мне – хоть потоп.
Хоть кругом – изверженье вулкана, –
Я себе прихожанин и поп,
Я и карма, и чакра, и прана…

…Я – маяк. И крылатая тварь,
Честь имея ко мне приближаться,
Словно агнца себя на алтарь
Возведет, чтоб во мне продолжаться.
Вперив дула фасеточных глаз,
Раззевая тошнотные пасти,
Мухи солнце сжирали б на «…раз!»,
Черной ваксой шипя от страсти…
Тьмой вгрызались бы в тело мое,
Все Ничто принесли бы на крыльях,
Да вот дело, увы, – не умрет,
И сиянье не спрятать
за пылью…
Только мне темнота ни по чем.
Я, свеченье свое не жалея,
Сам всегда остаюсь с лучом,
И багаж мой отнюдь не пустеет…

…Не тускнеет мой призрачный дар,
Мой холодный и так неподвижный.
Голова моя – желтый шар,
Будет Солнцу подобна трижды…
Может, кто–то и ждет костра,
Задыхаясь от холода стужи,
Кто–то факелом греет уста, –
От огня мне огонь не нужен…
Я сияю, мерцаю, горю…
Час придет, – и, наверно, погасну…
Только Бога порою молю,
Чтоб мой дар не пропал
напрасно…
Как прекрасно давать просто так
И не думать: «…А взяли?», «Не взяли!..».
Может, мыслит так каждый дурак, –
Вот такие мы, дурни из стали…
…Сердце пламенное в груди
Колпаком прикрывая, как встарь,
Я навеки останусь таким –
Вечно уличный желтый фонарь… …

 

Богом быть

Я был Богом, суровым, жестоким…
Я был Богом… Карающей дланью,
Льющей огненные потоки
Кипятка в крепкий черный кофе,
Что рассыпан в моем стакане…

Я из чайника звездной десницей
Уничтожил миры микробов…
Это людям так только снится,
Будто не совершенны их лица,
Будто мы не достойны Бога…

 

* * * * * * * * *

…Я есть смешение. В смятении душа
Смущенно отступает перед взглядом,
Что пулей со смещенным в корень ядом
В меня влетает, словно в небеса…

 

Эксперимент

Я пускаю корни познания.
Я впитываю влагу мудрости.
Я пью соки жизни.
Я вдыхаю масло прозрения.
Я ощущаю аромат благовоний.
Я втираю в соленую кожу
Кровь убитых мною воспоминаний.
На моих коленях дремлет Вселенная.
Я освобождаю все свои мысли, –
В меня вливается одна Мысль…
Я наполняюсь идеями…
Но я – пуст…

 

Бесплатные ноги *

Не пользуюсь услугами
общественного транспорта, –
Подорожал проезд,
Но всегда со мной
мои бесплатные ноги…

Не могу позволить
своим слуховым и зрительным рецепторам
Голос Монсеррат Кабалье и
выставку Сальвадора Дали соответственно,
Но у меня есть
твой бесплатный переливчатый смех
И изящные изгибы форм твоих души и тела…

У меня нет возможности застраховать
жизнь и здоровье моего тела,
Но я твердо знаю, что душа моя
Уже давно бесплатно застрахована
от неверных путей и суетных метаний…

Не могу связаться с тобой
по межгороду, любимая,
Но всегда со мной
Моя прямая связь с Богом…
И пускай абонент временно не доступен
за неуплату,
А в моем космическом сотовом
в который уж раз сели звездные батарейки, –
Зато всегда со мной
мои бесплатные ноги…

 

РазМышление

…Возрадуйтесь, люди,
Ибо бессмертны.
Живите без страха
О завтрашнем дне.
Вы – абсолютны и перманентны,
Вы на вершине, а не на дне.

Не умирайте, не бойтесь покаяться,
И не играйте в игру чужую.
Грань между вами и мыслью стирается,
Путь к совершенству вас не минует.

Счастье – в свободе, –
Внемли и будь чуток.
Только Любовь
Возродит мир из праха.
Любят клиентов тела проституток,
Любит палач свежей крови на плаху…

Все – бытие и несуществование;
Ваша свобода – есть ваше пленение.
Бога–то – нет, но есть понимание
Мира как Бога чрез червя сомнения… …

 

* * * * * * * * * *

Просто я перестал понимать языки…
Просто я потерял ощущенье руки…
Просто я перестал различать голоса, –
Полыхнула в зрачках взгляда злого коса…

Просто локтем уперлось
В бок родное плечо,
Просто льдом обернулось,
Что всегда горячо…

Укололи мне в сердце
Тонких игл острия, –
Мой единственный друг –
Это только лишь Я…

Холодком потянуло
Дуновенье в глаза,
Мертвой льдинкой заснула
Где–то в горле слеза…

…Это я осознал многогранность миров, –
В отзеркалиях глаз,
В подворотнях их снов,
В переулках из слов,
На обратных монетах бесценных даров
Всех любимых и близких,
Так больно родимых…
Как же все же пути их
Неисповедимы… …

 

БиоЗлогия (биология Зла)

В неведеньи заложен корень зла…
Из пустоты произрастает семя…
Где тьма и плесень, серость где сыра,
Гниение даст жизнь своим растениям.

Из глупости и в глупость занесло…
Случайно брошены на умиранье зерна.
Но зерна – корм, и пищею зерно
Для новых зерен стало превосходной.

Из праха вечности, из пепла и золы,
Из глупости, как из пустой клоаки,
Взросли они – незыблемы и злы,
Побеги зла и ненависти злаки…

…Росток растопчен мощью сапога…
Тупой подошвой не разрубишь звенья.
Бессмертен корень, и опять зола
Произродит наружу злое племя.

Взрастут невежества нелепые цветы,
Распустят по ветру бессмысленные споры…
Пыльцу безмыслия вдыхаем я и ты,
И вспыхнули в квартирах крики, ссоры…
Восстали всходы, вспрянули от сна,
И каждый колосок – незнанья колосс…
Кругом побеги страшного пшена, –
Так зерна заявляют голос в голос.

Пуская корни в каждого из нас,
Листвою черной заграждая солнце,
Несознанность закралась в каждый глаз,
И перед каждым заперла оконце…

…И свет прозренья здесь не озарит
Безмолвной сорной травы нити.
Сорняк – не порох; глупость не горит, –
Не выжечь зло и не искоренить…

Но мертва почва, мертв проклятый сад,
И вместо нив тугих – одни могилы…
Просторны, глуПоки, – назад, назад! –
Влекут колосья смерти черной силой…

А верится: когда–нибудь придет
Мудрец, запрятавший в рукав
волшебный зернышко,
И из него на свет произрастет
Трава Любви, ласкаемая солнышком…

 

Вальс Пустоты *

…Кочуют по пескам страниц
Забытых образов фантомы,
Уходят вдаль мишени лиц
На огоньках аэродромов,
Насквозь промокшие от слез,
В халатах грязных санитары
В могилу братскую на нарах
Воспоминания желез

Несут…

Слова бессильны, мысли – ложь,
А чувства – фальшь внутри конфетки…
Блефует мир, сжимая нож,
И выбивает табуретки
То там, то тут, все из–под ног,
Из в небеса вонзенных петель,
Мне не намылить в рай порог, –
Их петлицы заменят эти…

Мир…

…Заплутал в прозрачных формах,
Как сонный в белых простынях…
И на иконах, будто на погонах,
Я красной пентаграммы октября
Увидел отблеск. Боже! Где Закон?!.
Что целое? Что части? Боже!
Стучат колеса… Я – простой вагон,
Во сне у наглой машинистской рожи!..

И что же?..

Отблеск лампы на Ничто.
Пастух чужих шероховатых мыслей,
Как жадно Пустоту ловлю я ртом…
Сетчатка сетью над душой нависла…
Я понимаю: я, наверно, сам
Всего лишь буква в нецензурном слове…
Но растворят и литеру сто грамм,
Бессильную во власти антиномий…

…И…

…Прядь волос застилает небо.
Муха бьется в тупое стекло.
Быль сквозь пальцы струится в небыль, –
Лишь бы время с собою влекло…
Простыня, как пустое пространство
Легким саваном скроет от сути
Силуэт мой; с циничным жеманством
К сердцу движутся капельки ртути…

…Будьте…

 

* * * * * * * * *

Утверждение — конец, предел.
Это — край, за ним нет жизни, слова, —
Мертво все, что совсем готово.
Вновь спрошу я, и вот — поредел,
Оказавшись уже не у дел,
И свои размыкает оковы,

Темный лес, вставший твердой стеной…
Может, тем-то он нам и дороже,
Интересней, поскольку строже,
Что дорожка меж тобой и мной,
Любопытной и нашей судьбой,
Только в нем находиться может?..

Вновь спрошу и свой сделаю шаг.
Пусть я белка в вселенских колесах
Прагматично-циничного плеса;
Утверждение — вот главный враг,
Шарлатаном становится маг,
Тормозящий движение вопроса…

……………………………………………………………………

Мир, наверное, не утверждал,
Зарождение, балуясь снами;
Радуясь с нами…
Вы спросили и Он вам сказал,
Открывая начало начал:
«Разберетесь, наверное сами?..»…

 

* * * * * * * * *

Наполняет тенями прошлого
Мир, не понятый изнутри.
Безрассудно ли, осторожно ли
Ты в нем шел, а теперь – смотри…

И не десять уже, и не двадцать
Оборотов, а все – как миф…
Это надо уметь – восторгаться
Тем, что жив, что пока еще жив…

Это надо уметь подумать, –
Ты – никто, и не страшно терять;
Мы по листьям скользим словно пуМы,
Нам друг в друге себя не узнать.

Это надо уметь – восхищаться,
Как ласкает Великая Мать
Поколенья, которым снятся
Стрелки, вечно спешащие вспять…

Это нужно понять, несмышленый!..
Этим нужно дышать, и Вечность
Тебя примет, мой милый звереныш,
Осознавший свою человечность!..

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: