Сергей Бирюков. Марина Кудимова

Послесловие. – 1995. – май.

МАРИНА КУДИМОВА

Марина Кудимова родилась и выросла в Тамбове, окончила филфак местного пединститута. Здесь в последние мгновенья «оттепели» состоялся ее поэтический дебют. Затем были годы, когда она печаталась исключительно в журнале «Литературная Грузия», переводила грузинских, а затем узбекских, татарских и литовских поэтов. Выход ее первой книги «Перечень причин» стал литературной сенсацией 1982 года. Книга раздражала своей яркостью, индивидуальность поэта не вписывалась ни в какие примятые в ту пору нормы литературного поведения. Лишь пять спустя ей удалось выпустить вторую книгу «Чуть что», затем вышла еще одна книга «Область» и только в 1990 г. была опубликована повесть в стихах «Арысь-поле», ходившая в списках с момента написания в 1976 г. В 90-е годы Марина активно занимается публицистикой, становится обозревателем «Литературной газеты». Одно из главных ее дел этого периода – создание Союза российских писателей, помощь талантливым писателям в провинции в обретении профессионального положения. То, что сделала здесь Марина Кудимова, вряд ли бы кто смог сделать. Дочь провинции, она лучше других знала, что там в глубинке творится, поименно знала писателей, обожженных холодом советской системы определения «нужных» и «ненужных». На нее выливали ушаты помоев. Марина выстояла. Потому что, как Державин во время своего губернаторства, она делала поэтическое дело. В последние, годы ее стихи и проза печатаются в журналах «Континент», «Новая юность», «Золотой век» и других изданиях. Во время недавней встречи я попросил у Марины стихи для «Послесловия». Они перед вами. Ее стиль стал жестче, кажется, суше, но он все такой же ярко-индивидуальный, кудимовский.

Сергей БИРЮКОВ.

 

Мир опрокидывался,
Малыми делались велии.
Гамлет прикидывался,
А свихнулась Офелия.

 

26 АПРЕЛЯ, 1986

Бесхозности вопль,
Дня Судного проба ли,
Проекция ядерной купины, –
Огонь ускоренья горит негасимо…

Как дышла культей инвалид Севастополя,
Как струпья ожогов горой Цусимы,
Предъявят нам антигерои Чернобыля
Ком костного мозга пониже спины.

 

АБХАЗСКАЯ ПЕСНЯ

Товару много –
Купить нельзя.
А если купишь –
Носить нельзя.
А если сваришь –
То есть нельзя.
А денег нету –
Украсть нельзя.
А сложишь песню –
Пропеть нельзя.
А мыслей нету –
Купить нельзя.
А если купишь –
Сказать нельзя.
А если скажешь –
Соврать нельзя.
На свет родишься –
А жить нельзя.

 

* * *

«Люблю» – и больше ничего,
И более – ни слова…
Любовь не ищет своего,
Не гонит и чужого.

Неси, неси, не урони!..
Что тут добавить, право?
(Быть может, на гуарани
Или на мяо-яо?)

Мы встретимся в одно из утр
На первоснежье хрупком,
И вечность ляжет – жизнью внутрь –
Дубленым полушубком.