В. Середа. Нырок в Польшу

Послесловие. – 1996. – февраль (№ 1).

НЫРОК В ПОЛЬШУ

Поэт и литературовед Сергей Бирюков известен не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами, правда, не лично, а своими книгами и статьями, ибо за границу он выезжал лишь однажды, в страну теперь уже не существующую – ГДР, где ему и его жене Светлане вручали больше 20 лет назад награду международного литературного конкурса. И вот недавно он побывал в Польше, где принял участие в научной конференции, посвященной 100-летию С. Есенина, и провел ряд выступлений, на которых представил свои новые книги. Конференция была организована Польской Академией Наук, Ассоциацией Польша-Восток и Российским центром науки и культуры в Варшаве.

– Сергей, значит в Польше не угас интерес к русской литературе?

– По моим наблюдениям, там сейчас наступает новый этап этого интереса. В Польше и всегда были ученые, стремившиеся к объективному анализу, но идеологические путы сильно мешали. Сейчас идет нормальный научный анализ явлений русской культуры. И Есенина, и Маяковского, и Хлебникова, и Платонова, и Замятина, и Булгакова, и многих других изучают именно с этих позиции. На конференции я услышал интереснейшие доклады польских ученых среднего поколения А. Маймескулов, Е. Шокальского, А. Поморского, Все они владеют русским языком и материалом настолько, что пишут свои работы в том числе и по-русски. Так, Анна Маймескулов издала в городе Быгдоще, где она живет, две книги на русском, языке – о Цветаевой и Пастернаке. Адам Поморский – виртуозно переводит на польский язык русские стихи и прозу. Его перевод замятинского романа «Мы» выходил еще в польском самиздате, а позднее был издан тиражом в 100 тысяч и моментально разошелся. Вскоре должен выйти том стихов другого нашего земляка – Евгения Боратынского. Кроме того, Поморский интересно работает как исследователь, сейчас выходит его книга, в которой значительное место отведено в том числе Платонову и Замятину. Кстати, не случайно, что одним из немногих российских городов, которые посетил Поморский, был Тамбов. В прошлом году он по приглашению кафедры русского языка работал в нашем университете.

– Я знаю, что ты давно занимаешься польским искусством, в твоем «Знаке бесконечности» есть стихи, связанные с Польшей и даже есть строки о польском призвуке в языке? Что нового ты открыл для себя во время поездки?

– В своих польских занятиях я был похож на тех людей, которые ныряли в пустой бассейн и которым обещали налить воду, когда они научатся плавать. То есть интеллектуальным и душевным усилием можно, конечно, многое постигнуть, но по-настоящему прочувствовать, например, аромат строк выдающегося русского поэта Петра Вяземского я смог только в Варшаве и Кракове. Процитирую эти строки, они написаны в 1825 году:

По Польше и езда веселье,
И остановка не внаклад:
Иной бы и зажиться рад,
Как попадет на новоселье…

Это он пишет о станциях, где меняли, лошадей. И еще:

Обворожительным дурманом
Щекотит голову и грудь
Того, кто воздухом Варшавы
Был упоен когда-нибудь…

Так писал Вяземский в своем произведении «Станция». Он описывал там польский быт, который разительно отличался от российского, спустя 170 лет можно сказать, что все осталось почти так же. Польский быт максимально приближен к человеку. Все эти небольшие ресторанчики, кафе поражают своим искусством обращения с человеком. Правда, сами поляки говорят, что еще совсем недавно, в «социалистические» времена, все было в плачевном состоянии. Но они все-таки быстро вышли к сегодняшнему дню, потому что были традиции. Например, замечательная традиция, с которой я, благодаря Поморскому, познакомился в Кракове. Это ежегодные рождественские конкурсы по изготовлению моделей костелов, в конкурсах принимают участие от мала до велика. Мы были на выставке, где представлены десятки моделей невероятной красоты. Такие вещи не делаются по мановению волшебной палочки…

Что же касается собственно искусства, то и в этом смысле поездка была очень плодотворна. Наметились контакты с польским Центром современного искусства, в частности, с замечательным исследователем визуальной поэзии Петром Рыпсоном. Эссеист и переводчик Тадеуш Комендант познакомил меня с творчеством выдающегося режиссера Тадеуша Кантора. Наша соотечественница – литературовед Ольга Панченко, которая сейчас работает в Варшаве, познакомила с польскими русистами.

– Очевидно, возникли какие-то планы на будущее?

– Могу сказать только в самом общем виде. Мы с Поморским проговорили возможности установления прямых контактов между ТГУ и одним из польских университетов, возможности усиления полонистики в нашем университете. Сам я пытаюсь кое-что сделать для популяризации польских авторов в России. Прежде всего это два выдающихся поэта – Александр Ват и Мирон Бялошевский. Вообще на этом польско-русском направлении масса работы, причем, на мой взгляд, с польской стороны движение активнее, в 1994 году там вышел «Словарь российских писателей» (там немало, кстати, уроженцев Тамбовской губернии), вскоре должна появиться объемная «История русской литературы XX века», мы явно отстаем. Понятно, что мы только начинаем оглядываться в мире, но хорошо бы это делать поживее.

С поэтом беседовал
В. Середа.