В. Степанов. «Надо поставить у власти сто умных людей»

Тамбовский курьер. – 1995. – № 23.

«НАДО ПОСТАВИТЬ У ВЛАСТИ СТО УМНЫХ ЛЮДЕЙ»

Люди, не искушенные в политике, не замечают особенных различий между партиями: вес обещают нам светлое будущее (и никто – светлое настоящее). Немного отличаются методы, посредством которых мы должны будем выполнять их обещания. Но как часто уже бывало, в поезде, что направляется в это светлое будущее, после того как мы посадим туда наших избранников, для нас места не хватает. И он уходит туда, набитый машущими нам из окон депутатами, а мы остаемся на перроне.

Еще одна характерная особенность политиков. Когда они обещают, то ничего не говорят, о трудностях реализации их грандиозных прожектов, они создают у нас впечатление, что у них есть волшебная палочка, по мановению коей все и произойдет (непонятно только, почему они ею не пользуются до избрания). Однако позже выяснится, что рецепт у всех один: путь в это светлое будущее сопряжен для нас с большими трудностями и потому лежит только через наш труд, труди еще раз труд. Но симптоматично, что при социализме и сейчас верхи не желают делить с низами эти трудности и. труды.

Все это мы слышали и. проходили. Кто подсчитает, сколько народного труда вложено в их проекты, а воз и поныне там. Может, дело не в этом? Может, права народная мудрость, гласящая, что дурная голова, не дает покоя ногам?!

Вообще, надо отмстить, что существующая ныне структура партий такова, что не только не способствует выполнению провозглашенных ими светлых целей и идеалов, а наоборот противодействует данному процессу. Партия – это довольно сложная организация, состоятся из тысяч, а порой и десятков тысяч функционеров тире чиновников, получающих от нее за свою службу деньги, и немалые. От партии (тем болен, если она у власти) зависит во многом (чины, те же деньги и т.д.) жизнь, карьера миллионов ее приверженцев. Некоторые партии даже владеют заводами, банками, типографиями… Нередко некоторые партии являются своего рода государством в государстве.

А теперь представив себе, что какая-то партия наконец выполнила свои обязательства перед избирателями, построила им светлое будущее. Что должно произойти в этом случае? Правильно. Такова диалектика жизни: победив, партия должна исчезнуть с лица земли.

Лишь, мягко говоря, наивные люди могли верить, что коммунистическая партия когда-нибудь приведет их коммунизму. Разве позволила бы многомиллионная организация, уже построившая для своих, функционеров внутри себя коммунизм, построить и нам коммунизм, то есть бесклассовое, а значит и беспартийное общество? Это было бы для нее равносильно самоубийству. И потому тоже она чинила нам всякие трудности, заставляя нас же преодолевать их. И эта история, как и сказка про белого бычка, была бы бесконечной…

В здравомыслящих государствах значение партии постепенно уменьшается. В случае необходимости, создаются общественные движения по решению той или иной проблемы, решив которую, они тут же распадаются. Потому что их стержнем, основой служила сама проблема, а не функционеры, не организация…

Как я уже докладывал, у всех политиков всех времен для нас один рецепт: нас вылечить и поставить на ноги может лишь наш труд, труд и еще раз труд. А он наоборот загоняет нас в могилу. При феодализме крестьяне пахали, как каторжные при социализме рабочие вкалывали как каторжане, а где оно – счастье? И сегодня нас призывают к тому же. А дело не столько в самом, труде, сколько в его организации. Черчиль сказал о Хрущеве, что только гений (имея в виду под этим прямо противоположное) мог оставить Россию без хлеба. Сейчас таких «гениев» тысячи. Хотя будь у наших властей добрая воля, порядочность и пусть небольшой, но ум, все нынешние экономические проблемы можно было бы решить давно (если бы рак, лебедь и щука не тянули каждый в свою сторону), лет пять назад, и теперь мы были бы уж если не всей Америки впереди, то Африки, Южной Америки и большей части Азии точно. Экономические законы просты, как арифметические, только надо решать, задачи экономики не политическими методами, а именно экономическими.

Представим себе, что решая арифметическую задачу мы путали бы знак умножения с вычитанием, а знак сложения с делением. Ясно, что мы никогда бы не получили нужный результате. Но в экономике происходит все так, все знаки перевернуты, правила используются не в той последовательности.

Это надо очень стараться, очень хотеть, чтобы держать в нищете страну, обладающую огромной дешевой и довольно квалифицированной рабочей силой, огромными природными ресурсами и огромным рынком сбыта. Кого благодарить, что у нас почти самая низкая средняя зарплата, почти как у бушменов Африки (30 долларов в месяц).

Я знаю, как выправить положение. Надо поставить у власти сто умных честных и волевых людей. И все проблемы были бы решены в мгновение. Ноя знаю также, что эта идея слишком наивна и даже глупа. У нас нет таких людей. У нас, если человек волевой, то он глуп, как пробка, если умен, то подлец и циник, если честен, то бесхарактерен, тряпка.

Увы, какой народ, такое и правительство.

И на мой взгляд, до тех пор пока мы не поймем, что все наши, беды не от внутренних и внешних врагов, а от нас самих, у нас ничего не получится. Мы, кажется, уже все перепробовали, и феодализм, и социализм, сейчас пробуем, капитализм. Но как мы ни садимся, все в музыканты, не годимся. Из г… конфеты не сделаешь, как его не верти, как не мни. Вот когда мы сами поумнеем, станем честнее, когда у нас появится характер, то тогда и найдем людей, достойных править нами…

Скоро нас поведут к урнам. А что будет, если не идти. По их законам, тогда все прежнее руководство останется на местах. Но с другой стороны, что может измениться от перемены мест слагаемых? Ничего. В то же время отказом от голосования, этим актом гражданского неповиновения мы докажем, что мы не бараны, мы лишим тем самым власти возможности говорить от нашего имени, приказывать именем народа свои подлости, глупости, свою жадность.

…Однако если бы судьба лишила бы меня возможности выбора, то я бы голосовал за – в губернаторы – Валерия Коваля, за – президенты – Бориса Федорова.

В. Степанов
член российского Союза писателей