С. Бирюков. Езда в незнаемое

Комсомольское знамя. – 1977. – 30 декабря (№ 156). – с. 3.

ЕЗДА В НЕЗНАЕМОЕ

Биография десятой музы

Имя С.М. Эйзенштейна мы произносим, когда говорим о героическом и патетическом искусстве.

Вышедший недавно десятый выпуск сборника «Из истории кино» открывает нам создателя «Броненосца «Потемкина» с неожиданной стороны. В сборнике впервые публикуется «Трилогия из трех двухчастных комических с прологом. Небылица в лицах нескладными стихами С.М. Эйзенштейна «МММ». А проще говоря комический сценарий, названный по имени главного героя – Максим Максимович Максим, то есть МММ…

В современном советском кинематографе работает немало интереснейших режиссеров-комедиографов. Но у современного комического фильма было начало. И оно было положено практикой и теорией Маяковского и Эйзенштейна. А эти высокие художники понимали смех не как «смех пустой забавы и веселого времяпрепровождения на полный желудок», не как средство, чтобы «забыться от житейских невзгод».

Не забыться, а окунуться в действительность требует Эйзенштейн. Он беспощадно и страстно обнажает «свеженазначенного зав. конторой «Интурист» и его окружение. И эта страсть выдает патетического художника Эйзенштейна. Здесь тоже пафос, но пафос обличения.

В сценарии «МММ» много смешных мест. Но его сила не в отдельных комических поворотах, а в том, что до конца смешны герои и обстановка, в которой они действуют. Причем смешны эти люди потому, что они беспредельно серьезны в своем карьеризме и административном раже. Стрела смеха должна была пронизать фильм подобно тому, как она пронизывает клоунское «антре». И нам остается только сожалеть, что замысел не был осуществлен.

Однако публикация сделала свое дело – она открыла нам комический дар великого кинорежиссера, возвратила нас к интенсивному периоду поиска, который до сих пор ведет С. Юткевич. Достаточно вспомнить его недавнюю ленту «Маяковский смеется», для которой в немалой степени характерно определение комического фильма, «где вместо характеров действуют «маски», а положения заменяются «трюками». Я не случайно вспомнил Сергея Иосифовича Юткевича. Последние слова взяты из его статьи «В лаборатории смешного», которой он предваряет на страницах сборника публикацию своего товарища.

С. БИРЮКОВ.