С. Бирюков. Что такое «кич»?

Комсомольское знамя. – 1977. – 14 сентября (№ 110).

ЧТО ТАКОЕ «КИЧ»?

«Кич захлестывает мир. Кичевое сознание, кичевый вкус становятся преобладающими, причем прежде всего в тех странах Запада, в которых существуют древние, казавшиеся незыблемыми культурные традиции. Белые флаги капитуляции подняты над бастионами, представлявшиеся неприступными». «Масштаб бедствия» и вызвал появление книги*) Елены Карцевой, откуда взяты эти строки.

Что же такое «кич» и чем он опасен? Этимология термина, пишет Карцева, «связана с немецким глаголом «веркичен», что означает «удешевлять». А затем появилось слово «кичмен» – мещанин, человек с дурным вкусом». Исследуя природу явления, Е. Карцева приводит читателя к закономерному выводу-определению: «Кич, или пошлость», – это нищета духа, нищета вкуса, а следовательно, и нищета требований к культуре».

Это очень точно сформулированное определение автор выводит из конкретного анализа кичевой продукции. Причем Карцева стремится к тому, чтобы привлечь к анализу произведения, знакомые советскому читателю и зрителю. Естественно, это делает книгу еще более убедительной. Размышляя о кичевом кинематографе, в качестве примера вопиющей пошлости, автор справедливо приводит фильм американского режиссера Генри Кинга «Снега Килиманджаро», шедший несколько лет назад и на наших экранах. Вы помните, что происхождение термина «кич» связано с немецким глаголом, который переводится как «удешевлять». Кинг произвел удешевление сложного, многопланового рассказа Хемингуэя.

Это как раз то, что нужно потребителю «кича»: занимательные картинки (во люди-то живут!), наслаждение муками этих чужих и далеких людей (впрочем, не настолько сильными муками, чтобы потом над ними ломать голову), где-нибудь недалеко до конца фильма кичмен готов пустить слезу, уходить из зала он будет уже с сухими глазами. Если бы кичмену сказали, что его таким образом обрабатывают, он ни за что бы не поверил. На самом деле это самая настоящая обработка, после которой «мозг теряет способность к критическому анализу действительности». Последние слова взяты из эпиграфа, который Е. Карцева поставила к главе «Сон разума». Масштаб воздействия «кича» на неразвитое сознание настолько велик, что превосходит самые невероятные предположения фантастов.

Опасность «кича» в том, что он выступает в самых разнообразных формах и оказывает влияние практически на все сферы жизни. Он потрафляет убогому или просто неразвитому вкусу, собирая огромное количество поклонников.

Для производителей и потребителей «кича» нет великих людей. Низведение человека до уровня ниже среднего – таков основной идейно-эстетический принцип кича. «Порнографией духа» назвал поэт Андрей Вознесенский подобную продукцию.

Книга «Кич, или торжество пошлости» вышла своевременно. Она непременно заинтересует педагогов, культпросветработников и всех, кто связан с пропагандой кино.

С. БИРЮКОВ.