С. Бирюков. Смеяться, право, не грешно…

Комсомольское знамя. – 1977. – 4 декабря (№ 145).

СМЕЯТЬСЯ, ПРАВО, НЕ ГРЕШНО…

Не надо никому объяснять, что А.Н. Островский – классик. Это известно со школьной скамьи. «Гроза», «На всякого мудреца довольно простоты», «Лес», «Доходное место» и другие его пьесы вошли в золотой фонд русской драматургии. Но Островский написал много пьес, в том числе в соавторстве, и среди них есть вещи не очень значительные, хотя, конечно, сделанные профессионально. К ним относится и комедия «Блажь», в которой рассказывается о том, как барынька Серафима Давыдовна Сарытова влюбилась в своего управляющего Баркалова и чуть было не разорилась, да, слава богу, спасли родственники, раскрыв низменность натуры Баркалова.

Но все это в пьесе и спектакле происходит не просто. Серафима Давыдовна любит Баркалова. Это ее последняя любовь, и потому особенно страстная. А Баркалов ее обманывает, он страсть изображает, потому что кутила он и ему деньги нужны. А вокруг вьется Гурьевна, живущая явно на нетрудовые доходы, готовая нажиться на беде барыни. Мы Серафиме Давыдовне сочувствуем. Как же не посочувствовать чужому горю? Сочувствие возникает еще и потому, что в роли барыни выступает Мария Николаевна Корнилова, любимая публикой актриса. А подлеца Баркалова играет В. Солопин. Играет легко, симпатичный подлец получается. Служанка Марья (актерская удача Г. Кладомасовой), во всяком случае, от него без ума. А. Гурьевна (В. Сазонова) его робеет – остер, напорист. Такие кульбиты заставил ее выделывать.

Неизвестно, сколько бы длилась и к чему привела внезапная блажь Серафиму Давыдовну, да приехали родственники: тетя – Прасковья Антоновна (Л. Кожаева), муж ее – Семен Гаврилович (М. Правоторов) и младшая сестра Ольга (В. Попова). И тут, что ни роль – актерская удача. В. Попова, например, создала запоминающийся образ девушки, умеющей устраивать свою жизнь. Эксцентрично и отважно прямо-таки проводит возрастную роль молодая актриса Л. Кожаева.

Ловлю себя на том, что говорю в основном об актерах. Режиссерски (постановщик А. Крутов) спектакль малоинтересен. Создается впечатление, что актеры не всегда понимают, зачем они вышли на сцену. Нет объединяющей режиссерской мысли, которая может вывести (тем более с хорошими актерами) даже самую незначительную пьесу.

Спектакль получился забавным. Зритель местами смеялся. Но в результате остается только недоумение, которое усиливается, когда видишь спектакль в афише Недели «Театр и дети». Что могут почерпнуть из него школьники? И какое представление сложится у них об Островском? Ведь рядом с «Блажью» на сцене нашего театра нет других, значительных вещей великого драматурга.

Видимо, не так уж все смешно…

С. БИРЮКОВ.