С. Бирюков. Каким быть герою

Комсомольское знамя. – 1977. – 9 декабря (№ 147).

КАКИМ БЫТЬ ГЕРОЮ

Заметки о спектакле областного драматического театра «Я не могу по-другому…» (пьеса Т. Ян. «Твои шестнадцать», режиссер – заслуженный деятель искусства РСФСР В. Цесляк).

«Майка Малышева – неутомимая личность, 16 лет», – так открывается список действующих лиц пьесы Тамары Ян «Твои шестнадцать». В этом мы убеждаемся с первых же минут спектакля. Майка – девушка заводная, сама она называет себя гомо публикус, то есть человек общественный. Она из тех людей, про которых в положительном смысле говорят: «Ей (ему) до всего есть дело», а в отрицательном: «Всюду-то он (она) лезет». Майка – в исполнении актрисы Л. Кожаевой – способна увлечься любым новым делом (от астрономии до самбо), но тут же ради человека, нуждающегося, по ее мнению, в помощи, ради другого деле способна отказаться от прежних увлечений. Она еще не нашла себя – и оттого такие метания, сомнения, даже истеричность.

«Личность в своем развитии, говорят, проходит три кризиса: первый, когда идет в детский сад, второй – когда в школу и третий – когда эту школу заканчивает. У меня – третий…» Так говорит Майка, пытаясь объяснить то, что с ней происходит. И верно, ситуация, в которой оказалась Майка, – кризисная. Кризис проходит – наступает спокойствие. Но иногда не наступает. Плохо это или хорошо?

Создатели спектакля дали ему название «Я не могу по другому…» Они определили свою позицию совершенно точно: Майка – беспокойный человек, и таким она должна остаться. Других толкований быть не может. Граница между домом Майки и домом ее подруги, Ольги Зайцевой (Г. Кладомасова), проведена четче: с одной стороны, духовность – книги, романтическое пренебрежение бытом, с другой – полированная мебель, золотые часы, мечта о выгодной профессии для дочери.

Об опасности таких прямых разграничений уже не раз говорилось. Дело в том, что при столь резком противопоставлении не учитываются оттенки поступков. Герои получаются или резко положительными, или резко отрицательными. Так вышло и в нашем спектакле. Мать Ольги (М. Корнилова), откровенно, несимпатичная особа, пекущаяся только о материальных благах. А родители Майки (В. Попова и В. Головков), напротив,
сколько чудаковатые. В семье Майки полная демократия. Естественно, поэтому Майка такая раскованная и самостоятельная, а Ольга такая нерешительная.

Есть еще Виктор (В. Кашин), одноклассник Ольги и Майки. Он сюда попал из пьес Розова – такой же непокорный, резкий характер. Только если розовские герои бежали из благополучных семей, от институтов и больших городов на новостройки, то Виктор от неблагополучной семьи, их маленького города устремляется к образованию, к большой науке. Это деловой человек в юношеской пьесе.

Интересно, что десятиклассникам – зрителям Виктор в целом симпатичен. Они считают, что именно таким – целеустремленным – должен быть наш современник. Однако были и возражения. В беседе после спектакля ребята говорили об излишней рационалистичности Виктора. А вот Майка вызвала у всех, с кем мне пришлось говорить, почти одинаковое отношение. Две десятиклассницы (по случайности – обе Тани) из разных школ сказали, что героиня Л. Кожаевой слишком экспансивна, слишком резка. По их мнению у Майки затянулся переходный возраст – такие взрывы и метания обычно бывают в восьмом классе. Говорили ребята и о том, что противопоставление полированной мебели и книг не совсем оправдано. Сейчас в редком доме не встретишь книг, а вот для чего они покупаются – совсем другой вопрос…

Разговор о шестнадцатилетних может и должен продолжаться. Не так уж часто встречают юные зрители на сцене нашего театра своих сверстников. Только каждый раз этот разговор должен идти в иной плоскости. Примеры нового осмысления жизненного материала есть в кино. Вспомним сравнительно недавние фильмы «Сто дней после детства» Соловьева, «Ключ без права передачи» Асановой, «Розыгрыш» Меньшова.

Пьеса Т. Ян профессионально сделана хорошо, но она чересчур правильна, а многие вопросы, поставленные в ней, уже сняты с повестки дня. Довольно ровным получился и спектакль. Несмотря на то, что в нем преобладают повышенные интонации, воспринимаются спокойно. Разобравшись, почему это происходит, надо идти дальше.

С. БИРЮКОВ.