С. Бирюков. Время творить счастье

Комсомольское знамя. – 1977. – 14 декабря (№ 149).

ВРЕМЯ ТВОРИТЬ СЧАСТЬЕ

«Случаются дни, когда вещи можно перетасовать, как карты, привести их в самый нелепый порядок, – и они группируются в самых неожиданных для тебя комбинациях, о которых ты не имел ни малейшего представления.

Есть такие дни, когда все это можно увидеть – невидимые связи между вещами, казалось, никак не связанными между собою».

Цитаты из новой книги прекрасного латышского поэта и прозаика Иманта Зиедониса можно выписывать бесконечно долго. Здесь каждая строчка насыщен поэзией, а почти каждое предложение заключает в себе афоризм. «Эпифании» – так называете книга. Это греческо слово. Оно переводится как отраженье, откровенье.

Поэт останавливав (восстанавливает) отдельные моменты жизни и запускает их по круг с новой силой. Мощью мысли и чувства он преобразует в них потенциальную энергию в кинетическую. От «крохотных вспышек» в нашем сознании, в сердце зажигаются огоньки ассоциаций, наши личные воспоминания и представления переплетаются с авторскими. Так возникает контакт читателя с писателем. Возникает необходимость повторного обращения книге.

Одни и те же страницы читаешь снова и снова, и каждый раз рождаются неожиданные ощущения и сопоставления. А книга вроде бы об одном – о любви к жизни, об умении жить в каждом мгновении жизни. Недаром в предисловии поэт, переводчик «Эпифаний» Юрий Левитанский вспоминает роллановского «Кола Брюньона».

Вчитайтесь, и вы почувствуете, как бьется ваше сердце, вы ощутите упругость мускулов Книга побуждает к действию.

Зиедонис верит в слово. Он художник глубоко гуманистичный. Поэтому нет в его книге голых призывов, а есть диалектика жизни. Он разрывает привычные формулы и ставит их составные части так, что формулы снова начинают жить. Придут другие люди – они сделают иначе. Нам ценен этот опыт, потому что пи чтении (и при воспоминании прочитанного) мы получаем наслаждение и помощь.

«Эпифании» написаны прозаической строкой, но ритмически отчетливой, почти стихотворной. Есть и рифмы. Это пограничная форма, она родилась на грани современных достижений литературы и народной традиции. Родилась как единственно возможная для воплощения движущегося мира, в котором самое время творить счастье.

С. БИРЮКОВ.