С. Бирюков. Александр Градский: композитор, поэт, певец

Комсомольское знамя. – 1977. – 25 декабря (№ 154).

АЛЕКСАНДР ГРАДСКИЙ: КОМПОЗИТОР, ПОЭТ, ПЕВЕЦ

Впервые с Александром Градским широкая публика по-настоящему познакомилась в 1974 году. Именно тогда фильм А. Михалкова-Кончаловского «Романс о влюбленных» с музыкой и песнями Градского, в короткий срок завоевавшими симпатии слушателей. Пластинка песен из этого фильма, появившаяся чуть позже, моментально была распродана.

Непростая это вещь – симпатия публики. Бывает, кого-то усиленно пропагандируют – ну, просто дальше некуда: телевизор включишь – поет, радио – поет (утюг уже включать не хочется). А тут ничего такого не было. А было все более чем скромно. Однако вслед за тем, как в Тамбове появилась афиша концерта, в которой был заявлен Градский, спрашивали только о нем: «Приехал ли?» Да, он приехал. И вышел на сцену скромный, в черном, в темных очках, с гитарой. И зрители-слушатели вначале не поверили, что это он. Потому что иные ждали кумира. А у Градского принцип – не сотвори из себя кумира. Смешались – вроде бы не совсем тот. Потом аплодировали долго – тот! Он «тот» и не «тот». Разный. И в то же время – единый.

– Саша, какие принципы исповедуете вы в работе на сцене? Чего вы хотите добиться?

– Прежде всего я хотел бы быть понятым. Поэтому я не могу «гнуть свою линию» в лоб. Когда актер выходит на сцену в спектакле, он ищет «приспособления», иначе не будет контакта с партнерами. Такие «приспособления» ищу и я, но только с сидящими в зале. Я приглашаю слушателей к поездке, может быть, совсем в новую для них область. За ними право выбора – поехать или нет. Это уже насколько я им окажусь интересен. А мне они безусловно интересны. Поэтому отчасти звучат в одном выступлении разные по тематике, по степени известности и сложности песни. Говорю «отчасти» – потому что не только же на публику, а и на себя. Мне самому так хочется строить выступление. Мне, композитору, просто не нравится однообразный певец.

На концерте Градский выступил с шестью песнями: «Испания» (стихи Н. Асеева), «Зимняя ночь» (стихи Б. Пастернака), две шуточные «Наш старый дом» (стихи Р. Бернса), «Песня без названия» (стихи А. Градского), две песни из фильма «Романс о влюбленных». Все вещи разные. В двух первых – поэзия высокого накала, и певец на сцене – в роли поэта, творящего на наших глазах. Вдохновенное, призывное начало, шепот, экстатические гитарные и голосовые прорывы. Так читает стихи Андрей Вознесенский, которому близка рок-музыка. Иначе, естественно, звучат шуточные песни, которые напоминают ироничные брехтовские зонги. Здесь Градский скоморох, он играет песни. Выражение «сыграть песню» звучит непривычно, но оно бытует в народе. Сам композитор называет эти шуточные вещи «скоморошинами». А появились они не случайно. Более десяти лет существует в Москве рок-группа «Скоморохи». Создал ее Градский. Группа занята поиском синтеза народного искусства с современной музыкой.

– Стихи Бернса в переводе Маршака, – говорит композитор, – ясные по форме, хорошо ложатся на рок-музыку. Вообще уже давно замечено, что в народной музыке и современных стилях есть много если не общего, то близкого. Не надо думать, что народные песни просты. Это не так. В одном селе живут люди и все знают песни, но кто-то поет лучше, а кто-то хуже. Всегда выдвигались исполнители в полном смысле этого слова профессиональные, умевшие петь лучше других. Повторить их невозможно. Первые профессионалы – скоморохи. Из тех времен присловье: «Всяк споет, да не так, как скоморох». Только поняв это, можно обращаться к народным мелодиям.

– Вероятно, в этом плане у нас есть работы и более крупные?

– Да, сравнительно недавний цикл «Русские песни». Подобные циклы уже были – «Курские песни» Свиридова, «Русская тетрадь» Гаврилина. Я сделал «Русские песни» в жанре рок-музыки…

– Термин «рок» в последнее время употребляется в печати все чаще. Иногда возникает путаница: в одну кучу сваливают рок-группы и просто ВИА. Что означает это понятие для вас?

– Для меня рок – это мировоззрение. Это музыка, схватывающая крайние точки человеческого восприятия мира. От тончайшего лиризма до трагизма. Есть совершенно четкая граница между жанрами рок и музыки ВИА. Вокально-инструментальные ансамбли фиксируют одну эмоцию, выраженную чаще всего двумя-тремя словами и одним ритмом. Для таких ансамблей обязателен инструментарий и необязательны стихи. В манере же рок-музыки может работать и один музыкант и группа из трех-четырех и более человек (здесь я хотел бы назвать две интересные группы – московский самодеятельный ансамбль «Машина времени», лидером которой является композитор и поэт Андрей Макаревич, и джаз-рок Алексея Козлова). При этом наличие электрогитар не обязательно, а стихи нужны хорошие. Это серьезная музыка, обращенная к уму и сердцу, способная вызвать глубокие, истинные переживания. В этом она вплотную соприкасается с симфонической музыкой.

Я хочу как-то подытожить эту часть нашей беседы и одновременно высказать точку зрения слушателя. Хотя рок и музыка вокально-инструментальных ансамблей шли параллельно и в чем-то перекликались, на какое-то время последней удалось вырваться вперед. Может, потому, что она более удобна для танцев. Но сейчас все отчетливее намечается поворот в другую сторону. Сплошная шумовая завеса, созданная усилителями и покрывающая все нюансы, надоела. Плохо не потому, что громко, а потому, что однообразно громко. Все танцевали, как говорится, до упаду, а потом в какой-то момент остановились и решили послушать: «А что же поют». Вчерашние подростки, на которых ориентировались такие ансамбли – выросли, стали 25-30-летними. Это уже люди с иными запросами. Да и современные подростки не похожи на прежних.

Спрос, как известно, рождает предложение. Так стали появляться рок-оперы. Пока их еще очень мало, и они не совсем удачны. Важен поиск. Недавно закончил работу над рок-оперой «Стадион», посвященной событиям в Чили, Александр Градский. В ней сочетаются рок- и симфоническая музыка. Создается гастрольная группа, в которой опера будет поставлена.

Гражданская позиция художника. Она ведь заключается не только в том, что он берется за значительную тему, но и в том, как эта тема будет раскрыта, взволнует ли людей, заставит ли их размышлять. Об этом постоянно думает композитор.

Александр Градский человек молодой. Ему 28 лет. Позади солидная профессиональная подготовка на вокальном отделении института имени Гнесиных, в классе композиции Московской консерватории у Т.Н. Хренникова. Сейчас и всегда учеба на опыте классиков и современников, общение с поэзией Пушкина, Шекспира, Пастернака, Блока, Мандельштама, Хлебникова, Ахматовой. И, конечно же, работа. Написано примерно две сотни песен, музыка и песни к ряду кинофильмов, мультфильмов, рок опера, есть опыты в симфонической музыке. Иногда, в качестве эксперимента, обращается к песням других композиторов. Всем, кто еще не купил, советую приобрести и для себя, и для детей пластинки с записями музыкальных сказок «Голубой щенок» и «Маша и Витя против «Диких гитар» (музыка Т. Гладкова). В одной из них Градский в ролях Рыбы-пилы и Моряка, в другой – в роли Кощея. И, конечно, выступления. В том числе, например, на международном конкурсе «Боатиславская лира» в 1976 году, где Градский стал лауреатом как поэт и певец. А на год раньше европейский журнал «Музыкальная неделя» присвоил ему титул «Звезда года». Известный французский композитор Мишель Легран пригласил Александра петь во франко-советском фильме-мюзикле. Кроме обычной для музыканта деятельности, он выступает как автор статей о современной музыке в газетах «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», журнале «Культурно-просветительская работа».

Рассказ об Александре Градском подходит к концу, а я еще ничего не сказал о нем как об артисте, сочетающем трагическое с гротеском, лирику с тонкой иронией, почти ничего о голосе, о владении техникой, об умении дорожить словом. До следующего раза Градский работает, и мы все еще с ним увидимся.

С. БИРЮКОВ.

Фото Е. ПИСАРЕВА.