Народный учитель. – 1991. – 28 декабря (№ 13).

Заканчивается 1991 год – и вместе с ним целая эпоха. Этот год-оборотка приковал внимание мира к одной шестой части суши. Здесь снова происходят глобальные события, которые,… не будем загадывать.

В локальном смысле этот год стал годом десятилетия литературной студии при Тамбовском доме учителя, именуемой АЗ. С прошлого года у студии (или Академии Зауми) появился филиал у нас в институте. Есть всякие сложности, но тем не менее. Сегодня мы представляем творчество как новых членов АЗ, так и старых, а также сочувствующих из других городов и стран, почта еще работает. Более подробно об АЗ вы сможете узнать, прочитав второй номер журнала «Кредо».

Искусство нового времени не отменяет прежнего. Отмечается просто факт существования того и другого.

 

* * *
Как водная гладь
журчливо-ворчлива,
Обманчивых трав
глубизной
непокрытая.
Как глубных ущелий
сырость
мрачлива.
Сиреневой пылью, и пухом
примятая
Ры НИКОНОВА.

 

* * *
гибнет Ка
когда легка
эМ
кем
эН
кн
Владимир ЭРЛЬ.

 

* * *
Между небом и землей
мной
проложена орбита –
незримая,
неделимая,
неслучайная.
Я одна здесь лечу.
Внизу – люди,
вверху – ангелы.
Татьяна МИХАЙЛОВСКАЯ.

 

* * *
ТИШИНА СНЕГА
без начала
как времени
ниоткуда они прибывают
без происхождения мирные
вольные не иметь и
отдельно что-то и общее
не проявляя места и подобия
быть знаемыми иль возможными
о просто они и они пребывая
миром одним
тишиною
Геннадий АЙГИ

 

* * *
ЗАУМНЫЕ ЗВЕРЬКИ
Зуфка лямкала навычу,
Жуфала замибу тибо.
Пашкала Курпочку путко,
Зуфала Кунячку мутко!!!
А Кунячку с Курпочкой зуфать дедя!
Зуфка хокая!
Зуфка лямая!
Лиза БИРЮКОВА.

 

* * *
и страшный в силе этой слышался покой,
напряг упор пружина до отказа
закручена, и нет пути назад.
ты говоришь себе: я жив.
себя ты спрашиваешь: жив?
сам отвечаешь себе: жив!
еще закручена пружина до отказа
Александр ОЧЕРТЯНСКИЙ

 

ВНУТРЕННОСТИ ТЕАТРА
Излом ноги. Изгиб шва.
Марионетки боли.
Ниточка, бахрома. Кружева.
Трусики, растекшиеся
на поверхности столика.
В зеркале гладь профиля
груди.
Мельк млика.
Мельк.
Сергей БИРЮКОВ.

 

* * *
Аспирин размякший в чашке
И варенье на окне.
Запах утренней ромашки
В воспаленном январе
* * *
Только в хмельном стакане,
Только на самом дне,
Только в сырой понедельник
Я верю в любовь на земле.
* * *
Я придумаю себе другое имя,
Чтоб никто не узнал в нем меня
Чтобы выйти из своей квартиры
И сосед не подумал бы, что иду я.
Наталья ПОПОВА

 

* * *
Вновь ускользает нить,
связующая час,
но как
остановить
души преображенье
и распадается
на два
решенья
задача с неизвестными
для нас.
нам не дано времен
остановить
круженье
ни жестом рук
ни взмахом ясных глаз
за пониманием
приходит отрете!
и золотой покой
очаровавший
нас
М.ОСТОЛОПОВА

 

* * *
Шестирабочее неделье
Лентяйно, смехотворно скучно.
Томлено-тягостно безделье,
Забившее и глаз, и уши…

Тьмутаракнные напитки…
Изысканность и блеск бокалов…
Похмелье – пострашнее пытки
Пуржиных воя и вокалов.

Промчалась пляска воскреселья…
И я берусь былые пытки
Шестирабочего похмелья
Нанизывать на белы нитки…
Михаил ТИТОВ.

 

Портрет Велимира Хлебникова.
Рисунок Лизы Бирюковой (8 лет).

 

21-12 1991

Такие совпадения обратимых цифр на веку случаются не часто. Правда, не всегда их замечают. На сей раз пик палиндромичности был замечен московскими поэтами Андреем Белашкиным и Германом Лукомнивым, которые на свой страх и риск и с помощью Гуманитарного фонда им. А.С. Пушкина в этот месяц и в этот день организовали ПЕРВЫЙ в России фестиваль палиндрома, (т.е. обратимых строк, стихов, словом, текстов). Фестиваль привлек внимание многих, работающих в этом трудном жанре, среди них В. Хромов, Д. Авалиани, В. Гершуни, В. Пальчиков. Как известно, крупнейшим палиндромическим поэтом был тамбовчанин Николай Иванович Ладыгин (1903–1975). Лишь в последнее пятилетие, благодаря статьям С. Бирюкова и публикациям, им же подготовленным, это имя стало широко известно, среди читающей публики. Разумеется, С.Е. Бирюков был разыскан устроителями, приглашен и выступил с сообщением и чтением стихов Ладыгина. Кстати, недавно астраханский пединститут выпустил сборник «Поэтический мир В. Хлебникова», в котором напечатана статья о палиндромических поэмах Н. Ладыгина, написанная С. Бирюковым совместно с его учителем, доцентом ТГПИ Б. Н. Двиняниновым (ныне покойным). Жаль, что палиндромический год заканчивается, однако, надеемся, что отголоски двояковыпуклой речи несколько смягчат високосность и обезьянистость наступающего. С Новым годом!