Журналист и Ко. – 2000. – апрель (№ 4).

Событие

ВСТРЕЧА УЧЕНЫХ В ВОРОНЕЖЕ

В конце января – начале февраля нынешнего года в Воронеже состоялся семинар молодых преподавателей и научных сотрудников из Центрального Черноземья. В его работе в качестве лектора приняла участие заведующая кафедрой истории зарубежной литературы, доктор филологических наук, профессор Н.Л. Потанина, а также кандидаты наук Н. Желтова и Н. Моховикова, аспиранты Н. Маринцева и О. Милютина, студент-дипломник С. Левин. Некоторых из них мы попросили рассказать об этом мероприятии и поделиться впечатлениями.

Н. ПОТАНИНА:

– Сразу скажу, что все приняли самое активное участие в работе Школы: в течение двух «воронежских» недель неоднократно и успешно выступали в спецсеминарах, были деятельны, общительны и открыты для научных дискуссий, чем снискали симпатии как организаторов проекта, так профессоров и слушателей школы. «Тамбовскую делегацию мы полюбили всем сердцем», – напишет мне позже в Тамбов руководитель Проекта доктор филологических наук профессор Воронежского государственного университета М.К. Попова.

Темы занятий были разнообразны. Вот некоторые из них: «Геополитическая идентификация современной России: к постановке проблемы»; «Современные исследовательские технологии в области проблемы национальной идентичности»; «Россия: конфликт идентификаций»; «Формирование национальной идентичности в викторианской Англии и ее отражение в постмодернистском романе»; «Жанр как отражение национальной ментальности»; «Проблема народного характера в русской литературе XX века»; «Эстетическая интерпретация национальных и философских проблем в XX веке»; «Национальная идентичность как один из аспектов преподавания литературы в вузе и школе». Занятия вели профессора из Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Московского педуниверситета, Орловского, Воронежского и (в моем лице) Тамбовского университетов.

Проблема национальной идентичности возникла в России не сегодня. Она имеет свои исторические корни. О ней размышляли Н. Карамзин, Г. Фроловский, Н. Данилевский, Н. Бердяев. Она стала предметом художественного осмысления в творчестве Пушкина и Гоголя, Достоевского, Толстого и Чехова. Она лежит в основе современных литературоведческих изысканий в области поэтики национального характера.

Что такое национальная идентичность? В отечественной науке она трактуется главным образом как духовное свойство, с которым связано единство убеждений, определяющих и мировоззрение человека и соответствующую ему норму поведения. Понятие идентичности применяется не только к характеристике личности, но и по отношению к надличностным образованиям: классам, религиозным конфессиям, политическим партиям, нациям. С этой точки зрения идентичность может быть истолкована как «чувство принадлежности к некой общности или как национальное сознание» (Г. Ланггут), как сумма знаний, служащих ориентацией в мире.

Проблема национальной идентичности имеет непреходящее значение для судеб мировой цивилизации. Интерес к ней особенно велик в эпохи глобальных потрясений, по-разному переживаемых и осмысливаемых в разных культурных регионах. Размышления об исторических судьбах нации, истоках ее культуры, специфике культурно-исторического типа и особенности национальной ментальности выходят на первый план в пространстве общественной мысли. Особую актуальность эта проблема обретает в современной России, чья драматическая история дает ученым-гуманитариям обширный материал для размышлений.

В этих условиях проведение в Воронежском государственном университете при поддержке Института «Открытое общество» Зимней школы «Проблема национальной идентичности в литературе и гуманитарных науках XX века» должно быть признано событием в общественной и научной жизни России. Многоаспектность проблемы национальной идентичности и многообразие подходов к ее осмыслению определили широту тематического диапазона и высокий теоретический уровень проведенных занятий. Использование современных технологий обеспечило эффективность преподавательской работы. Слушатели Зимней школы – молодые ученые, работники высших учебных заведений разных регионов России – получили чрезвычайно содержательный материал для собственных научных исследований в русле актуальной проблемы национального самоопределения. Знакомство молодых ученых с современными исследовательскими технологиями, состоявшееся в Зимней школе, надо надеяться, будет содействовать прогрессу гуманитарных исследований в российских регионах.

Все это определяет особую важность и необходимость продолжения начатого дела в формах Школы, научной конференции, теоретического семинара. Возможно также совмещение указанных форм в рамках одной научной встречи.

Н. МОХОВИКОВА:

– При воспоминаниях о двух неделях работы Зимней школы в Воронеже прежде всего возникают образы преподавателей, аспирантов, студентов, выступавших поочередно то в роли докладчиков, то – примерных слушателей, учеников. Важнейшим итогом Зимней школы стало наше знакомство с ведущими специалистами в области зарубежной и русской литературы столицы и центра России: Москва, Воронеж, Липецк, Орел, где нас ждут как гостей вузов и участников конференций. Личная переписка, уведомление друг друга о научной работе в университетах этих городов – уже реальность.

Участникам Зимней школы представилась возможность провести несколько часов в Интернет-классе ВГУ. Прекрасно оборудованный при поддержке «Открытого общества» Сороса класс доступен всем сотрудникам и преподавателям университета. Конечно, возникает чувство зависти, хотелось бы видеть подобное оснащение Интернет-класса и библиотеки и в нашем университете. Интернет – реальная возможность стать причастным к новейшим отечественным и зарубежным научным исследованиям во всех областях.

В представленных работах участников школы осмыслению подвергались литературные традиции России, стран ближнего и дальнего зарубежья.

Очень интересным было выступление известного преподавателя ВГУ Бородиной Галины Андреевны. В ее лице соединились черты профессионала высочайшего уровня и удивительного лектора. Галина Андреевна рассказала нам о культурном взаимообмене русского и восточных народов, некогда составлявших единое целое – СССР. Во многом утраченная сейчас нами эта культура оказывается схожей с нашей собственной. Изучение культур бывших советских республик может помочь нам лучше понять себя.

С.ЛЕВИН:

– Работа протекала с утра до позднего вечера и была очень разнообразной: лекции, семинары, круглые столы, посещение Интернет-центра и Зональной научной библиотеки ВГУ. Скучать было некогда, да и неохота, ведь занятия Зимней школы проводили уникальные люди (например, профессор Н.А. Соловьева из МГУ), а тема поиска национальной идентичности захватила всех без исключения.

В продолжение Зимней школы между ее участниками наладились дружеские отношения: на лекциях и после, уже в гостинице «Дон», где проживали все иногородние, кипели споры и просто велись дружеские беседы, часто продолжавшиеся допоздна.

Разъезжались с неохотой и надеждой на новую встречу, ведь проблема не была решена, а скорее, только обозначились пути ее решения.

Материал подготовила Ольга СПЕРАНСКАЯ.

На снимке: к.ф.н. И. Гусманов (Орел), д.ф.н. М. Попова (Воронеж), д.ф.н. Н. Потанина (Тамбов) и к.ф.н. В. Струков (Воронеж).

 

Реплика

ШКОЛА ЗЛОСЛОВИЯ
или жирный кукиш в худом кармане

В университете имени Г.Р. Державина очень маленьким тиражом и скромным объемом выходит газета «Журналист и К». Своего рода полигон, на котором будущие журналисты оттачивают свое перо. А заодно упражняются в злословии…

В одном из номеров на полигоне резвился тележурналист Игорь Шестаков и попутно ставил оценки коллегам, причем очень суровые. Читатель, например, узнал такую новость: оказывается, он, Игорь, к московским журналистам относится более лояльно, чем к тамбовским.

Думаю, что и тамбовским, и столичным журналистам от отношения к ним И. Шестакова ни холодно ни жарко. Но Игорь углубляет ответ, вводит для коллег своеобразную классификацию. По его мнению, «московские продажные журналисты – проститутки, а тамбовские по сравнению с ними шлюхи, потому что продаваться готовы за копейки».

Вот здесь меня заело. С одной стороны, я вроде бы московский — зарплату получаю из столицы, значит, проститутка. А с другой – тамбовский, живу-то здесь уже тридцать пять лет, так что вроде бы уже и шлюха. Таким образом, И. Шестаков поставил меня в очень неудобное положение. Придется ответить тем же.

В приличном обществе за высказывания, приведенные И.Шестаковым, отказывают от дома или бьют канделябрами. Причем больно. Но простим Игоря, он, наверное, ляпнул не подумавши. И еще нелишне вспомнить анекдот о циркаче, сочинившем потрясающий номер. Ну, такой, где палит пушка, все в дерьме, а здесь выходит он, создатель трюка, – в белом фраке. Вот и Игорю захотелось побывать в таком фраке. Для неофита от журналистики такое желание простительно. Но для зрелого мужа, проработавшего на Тамбовском государственном ТВ аж два (!) года…

Среди журналистов как-то не принято катить бочку друг на друга – каждый зарабатывает свой хлеб как умеет. И я хочу заработать свои 20 рублей этой заметкой, в которой сделаю предположение; И.Шестаков готов бы продаться подороже, да не покупают. А шлюхой за копейки ему быть не хочется, что, разумеется, похвально.

Неплохо было бы, чтобы Игорь сообщил, кто из журналистов (местных и столичных), за какую цену и как продается. Прошу, как говорится, огласить весь список, а то получается жирный кукиш в худом кармане. Если списка нет, то готов взять в руки канделябр. Чтобы за честь и достоинство. Своё и коллег…

Евгений ПИСАРЕВ.

 

Вместо комментария

БИТЬ ИЛИ НЕ БИТЬ ШЕСТАКОВА КАНДЕЛЯБРОМ?

Небывалый резонанс вызвал у ведущих тамбовских журналистов опубликованный в январском выпуске «Журналиста и Ко» материал Елены Крадиновой «Закадровый тележурналист». Столь гневной реакции, какой является интервью «И тут Остапа понесло… » и реплика «Школа злословия или Жирный кукиш в худом кармане», за два с небольшим года существования нашей газеты еще не было!

Во-первых, хочу поблагодарить автора последней публикации Евгения Писарева, одновременно московского и тамбовского журналиста, за бесплатную рекламу. Если раньше о газете «Журналист и Ко» знали как минимум сто человек, то теперь – по меньшей мере аж шестнадцать тысяч, потому что реплика поставленного «в очень неудобное положение» журналиста Е. Писарева появилась не в газете, выходящей «очень маленьким тиражом и скромным объемом», а в областном еженедельнике «Тамбовское время». Во-вторых, явно поспешил Е. Писарев обвинить (или упрекнуть?) студентов в злословии и назвать газету «школой злословия», которой, если она и есть, мы обязаны исключительно тамбовским журналистам, потому что именно они учат нас на отделении журналистики. Они – создатели этой школы.

А в известном сравнении тамбовских продажных журналистов с московскими И. Шестаков, сильно разгневавший своих коллег, действительно, груб. Ведь оскорбительных выражений журналист обязан избегать. Но если бы И. Шестаков не сравнивал с… (не буду повторять), то и не было бы такого резкого резонанса. Ан нет. И. Шестаков, «закадровый тележурналист», но никак ни «мэтр» и ни «зрелый муж» в журналистике, назвал и даже сравнил. Вот что задело самолюбие В. Седых и Е. Писарева!

В остальном И. Шестаков достаточно корректен. Под продажностью он имеет в виду легкое поведение тех тамбовских журналистов, которые готовы дешево продаваться. Я подчеркиваю, он не сказал, что журналисты продаются, они готовы это делать. Как такового, прямого обвинения в продажности нет. Иначе говоря, речь идет о том, что, возможно, может предпринять журналист или с которым может что-нибудь подобное произойти. Хотя подсознательно И. Шестаков, наверное, имел в виду больше, чем просто расчет и выгоду.

О продажности прессы, кстати сказать, накануне Дня российской печати говорил и сам Е. Писарев в интервью родной газете «Тамбовское время»: «Ныне журналисты… свободно продаются и покупаются… Но меня огорчает, что продажность среди газетчиков новой демократической волны получила столь широкое распространение. Продаются охотно, взахлеб…» Полагаю, что в числе «газетчиков новой демократической волны» есть и тамбовские журналисты, а не только столичные. Разница лишь в том, что уровень жизни в Москве гораздо выше, следовательно, и расценки тоже. В Тамбове наоборот.

Проблема же конфликта между И. Шестаковым – с одной стороны и с другой – В. Седых и Е. Писаревым в том, что каждый по-своему, может быть, слишком вольно, трактует словосочетание «продажный журналист». А всякое отступление от языковых норм порождает неверное и искаженное толкование тех или иных слов, вследствие чего, видимо, и возникло недопонимание или даже непонимание друг друга.

Тем временем в словаре русского языка зафиксировано словосочетание «продажная пресса». Под ней понимаются те журналисты, которые за деньги, за подкуп готовы на бесчестные поступки — непорядочные действия, нарушающие требования чести. А в «Кодексе профессиональной этики российского журналиста», принятом Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 года, есть такой пункт: «…журналист вообще не должен принимать ни прямо, ни косвенно, никаких вознаграждений от третьих лиц за публикации материалов и мнений любого характера». Согласно этому Кодексу, этически недопустимым считается сочетание журналистской и рекламной деятельности: «Журналист считает недостойным использовать свои профессиональные возможности для распространения информации рекламного или коммерческого характера, особенно, если о таком характере не свидетельствует явно и однозначно сама форма такого сообщения». В широком понимании речь идет о действиях, значение которых с этической точки зрения легко укладывается в словосочетание «продажная пресса».

Так что, прочитав эти выдержки из Кодекса, далеко не один тамбовский журналист, как в зеркале, увидит и узнает в себе «продажного журналиста», хочет он того или нет. Вот вам и список, который и оглашать не надо! Ведь, как справедливо замечает Е. Писарев, «среди журналистов как-то не принято катить бочку друг на друга – каждый зарабатывает свой хлеб как умеет». Только чтобы это умение не противоречило элементарной журналистской этике.

Ну, а если Е. Писарев все-таки решится взять в руки канделябр («Чтобы за честь и достоинство. Свое и коллег…»), то пусть он будет бронзовым. Потяжелее, а значит – больнее и результатнее бить будет. И притом не только И. Шестакова, а чуть ли не каждого второго журналюгу.

Впрочем, вопрос – бить или не бить Шестакова канделябром – остается открытым.

Алексей ИШИН, редактор газеты «Журналист и Ко».
Рис. Валерия ЖАРИКОВА.
…………………………………………………………………………………………………….

 

Ностальгия

ПОКОЛЕНИЕ ЗВЕЗДНЫХ МАЛЬЧИШЕК

«Подвиг кончился, звездные мальчики!
Жизнь – во сне, смерть – наяву…»
Наутилус Помпилиус

12 апреля – День космонавтики, праздник, потерявший лицо, утративший свое магически-привлекательное влияние на умы миллионов российских мальчишек, для которых он сегодня не значит ничего, кроме, разве что, даты в календаре или объявления по радио или телевидению.

То, чем я бы хотел здесь поделиться, будет понятно, пожалуй, только тем, кому сейчас за 20 лет, тем, чье детство пришлось на добрые советские 70-е — 80-е годы, когда слово «космос» производило чарующее впечатление практически на каждого человека. В то невероятно далекое время в эфире вещало всего два телеканала, причем оба были скучны до безобразия и «оживлялись» только на государственные праздники. Одним из этих праздников был день космонавтики, связанный в наших мыслях в первую очередь с именем Юрия Алексеевича Гагарина, человека с самой доброй и искренней улыбкой из всех, что я когда-либо видел на экране телевизора или обложках журналов. Мы гордились тем, что он был первым в мире космонавтом, и нам действительно было, чем гордиться.

Самой же замечательной особенностью праздника было то, что на первом канале обязательно показывали фантастику: то мог быть уже ставший классикой фильм вроде «Туманности Андромеды» или новая серия любимого молодежью телефильма «Этот фантастический мир», где малобюджетные, с полным отсутствием спецэффектов экранизации Шекли, Брэдбери и других мастеров жанра скрашивал блестящий актерский состав в лице И. Смоктуновского, Ю. Соломина, В. Гафта и других не менее выдающихся арти стов кино. А незабываемая традиционная неделя фантастического мультфильма? – Вся ребятня, отложив игры, уроки и домашние обязанности, рассаживалась перед «Рубинами» и «Рекордами» и с замирающим сердцем наблюдала за приключениями главных героев на таинственной планете, где еще не ступала нога человека. Все смотрели, сопереживая главным героям и мечтали о повторном показе любимого мультика, но – увы! – день космонавтики случался только один раз в году, хотя, может, поэтому он и остался в сердцах тогдашней молодежи истинным праздником.

Счастьем и гордостью за достижения отечественной космонавтики наполнялись сердца и тогда, когда в прямой трансляции на всю страну показывали старт очередной ракеты. Из-за этого торжественного момента могли прервать любую телепередачу, но никто из зрителей не возмущался, так как чувствовал себя сопричастным великому таинству полета за пределы планеты, в бесконечную черную даль, именуемую космосом. Переживали, волновались и сочувствовали, когда взорвался американский «Челленджер», на уроках рисования в школе украшали альбомные листы спутниками с торчащими в разные стороны антеннами, чужими планетами и неизменно улыбающимися людьми в скафандрах, зачитывали до дыр дефицитную фантастическую литературу, на которую в библиотеках записывались огромные очереди, во дворах дети играли в отважных покорителей необъятных просторов Вселенной…

Интересно, что песенная культура тогда тоже отличалась непреодолимым стремлением ввысь. Достаточно вспомнить строку «На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы» или суперхит «Земля в иллюминаторе», который знали и любили все от мала до велика. Пожалуй, ни одна песня современной эстрады никогда не сможет сравниться с тем шедевром «Землян» ни по истинно всенародному признанию, ни по долгожительству, ведь многие поют ее в застольных компаниях по сей день, а избранные строки стали чуть ли не афоризмами.

Всех мальчишек тех светлых времен объединяла одна мечта – во что бы то ни стало стать космонавтом, увидеть Землю с неизмеримой высоты и выйти на полную риска работу в открытый космос, подобно Леонову. Сегодня, разговаривая с детьми в школах на тему «кем вы хотите быть в будущем», в ответ слышишь «бизнесменом, хакером, политиком». Изменилось время, изменились люди, изменились идеалы. Нет прежнего стремления к чуду, сокровенного желания заглянуть за пределы обыденного существования, нет тяги к высоте – все стало приземленным. Современные дети мыслят конкретными понятиями, они не чувствуют недостатка в фантастике, но и не получают от нее такого удовольствия, какое получали когда-то мы. Они попросту ДРУГИЕ, поэтому не будем их судить. Они в этом не виноваты.

Наше поколение можно назвать поколением Звездных мальчишек. Мы выросли и были воспитаны с едва ли не врожденной способностью мечтать, масштабно мыслить, фантазировать и просто летать в облаках (а чаще – намного выше). Поэтому сейчас мы, Звездные мальчишки, ставшие взрослыми телом, но не утратившие наивной детской непосредственности, мучительно ностальгируем по тем прекрасным временам, когда каждый полет наших космонавтов был событием, когда имя Юрия Гагарина не было опошлено «рассекреченными гласностью» документами и воспоминаниями, когда просмотр фантастического телефильма по рассказу Рэя Брэдбери «О скитаниях вечных и о Земле» с покойным Юрием Богатыревым в главной роли производил впечатление, не сравнимое ни с одним «Звездным десантом», и когда 12 апреля не было банальной датой в календаре, а было действительно Днем космонавтики, настоящим праздником для всех, кто по ночам любит смотреть на далекие мерцающие звезды и мечтать об удивительных приключениях в космических глубинах.

Сергей ЛЕВИН.
Рис. Валерия ЖАРИКОВА.

 

В нашем цеху

ЛЕНИН ПОКИНУЛ ДОМ ПЕЧАТИ

Большие исторические перемены и перетасовки должностей, постов и чинов потрясают Дом печати. Сменилось руководство одной из старейших газет области «Тамбовской жизни». На днях в Доме печати сняли одного очень важного товарища – Владимира Ильича Ленина. Сняли со стены, алюминиевого барельефа вождя мирового пролетариата теперь нет.

До боли знакомый всем с детства, профиль Владимира Ильича долго украшал фойе Дома печати. А размещенная ниже фраза напоминала каждому входящему в здание, что печать – это прежде всего орудие социалистического строительства. Барельеф Ленина благополучно пережил перемены 1990-х годов, когда рушились социалистические идеалы, когда одни сжигали партбилеты, а другие еще тесней сплачивались под красными знаменами, когда символы советской эпохи теряли свою актуальность и магическую притягательность. Владимир Ильич провисел до наших дней. Аж до 2000 года! Но в начале апреля, однажды утром, лишь самые наблюдательные заметили изменения в дизайне фойе – исчез барельеф. Он немного не дотянул до великой даты – 22 апреля, дня рождения Владимира Ильича. Сейчас на его месте – темное пятно. Свершилось. Символ советской эпохи покинул Дом печати. Но, наверное, еще остался дух коммунизма. В мире все закономерно. Странным образом совпали по времени два события – назначение нового редактора «Тамбовской жизни» и исчезновение символа советской эпохи – ленинского барельефа.

«Тамбовская жизнь», как газета администрации области, при прежнем редакторе и главе администрации, ассоциировалась с коммунистическими идеалами. Меняется руководство, меняется идеология. Отжившие свое символы и знаки отправляют пылиться на антресоли и в кладовки. Или в пункты приема цветных металлов.

Впрочем, кто-то пожмет плечами и скажет: «Ну, сняли знак Ленина, ну и что! Что от этого изменится?» Кто-то воскликнет: «Давно пора!» А кто-то лишь с сожалением покачает головой. Как, например, Евгений Мещеряков, секретарь областной организации Союза журналистов, признался, что ему безразлично – висит-не висит ленинский барельеф в фойе, и кто и с какой целью его снял, видимо, скрывая свое истинное благожелательное отношение к вождю мирового пролетариата.

А вот политический обозреватель газеты «Город на Цне» Валерий Седых связывает со снятием барельефа положительные перемены:

– Барельеф Ленина в фойе Дома печати провисел двадцать с лишним лет. Хотя в начале 1990-х годов были все предпосылки для того, чтобы его убрать. Наступил 1991 год, когда КПСС прекратила своей существование. Это потом организовалась новая коммунистическая партия. Понятно, что ленинский профиль и фраза о том, что печать – орудие социалистического строительства, несли на себе идеологическую нагрузку. Но когда в 1990-е годы коммунистическая идеология рухнула, казалось, что профиль Ленина лучше бы убрать. Но он остался. Кстати, демократические газеты немало иронизировали по этому поводу. 90-е годы были застоем почти для всех официальных газет, и ленинский профиль олицетворял застой. Тот факт, что сейчас сняли этот барельеф, я связываю со сменой редактора «Тамбовской жизни», со сменой идеологической позиции газеты. Думаю, это будет другая газета.

Людмила СОКРУШАЕВА.

 

ПО ПУТИ В НАУКУ

5 апреля кандидаты и доктора наук, доценты и профессора ТГУ вздохнули с облегчением. На состоявшейся ежегодной научной конференции студенты доказали, что новое поколение будущих ученых есть.

На отделении журналистики, например, это четверокурсницы Марина Химина и Ольга Дубровина, выступившие с основательно подготовленными докладами по «Письмам о незначительном» М, Осоргина и газете «Русские ведомости». В своих действительно научных исследованиях они удачно избежали обычного списывания и пошли по испытанному и верному в науке пути, скурпулезно изучая первоисточники и самостоятельно анализируя их.

Если студенты четвертого курса проявили хорошие знания истории русской журналистики, то первокурсники попытались показать себя теоретиками, сосредоточив внимание участников собрания на актуальных проблемах современной журналистики. Но, видимо, не поняли, чем научная конференция отличается от семинарского занятия. Поэтому их выступления превратились в привычные информационные сообщения, многие из которых, кстати, были рекомендованы к публикации в газетах.

Алексей ОСТАШКОВ.

 

Роман МИНАЕВ

ИНКВИЗИТОР

Я спасу их тела
От соблазна и зла,
От греха я очищу их души.
Плоть нечистой была, –
И осталась зола.
И огонь их пороки разрушит.
Солнце – лик Иисуса – давало земле
Тот огонь, что по капле скопился в деревьях.
Я костер разложу,
Я молитву скажу,
Я из плена луч солнечный освобожу.
Он рванется обратно, причастный земле,
Но отец его – наше светило.
Все – из света!
И только костям и золе
На земле задержаться под силу…

 

Экспромт

ДЕЛО – В ТРУБЕ

Труба сильно переживала. Грязно-рыжая и водосточная, она мочила сегодня доску, совсем недавно легкую, а теперь сильно отяжелевшую от влаги. Когда доска была сухая, она имела светло-коричневый цвет и много колючих заноз, а теперь вся сгладилась, потемнела, посерела и посырела. Водосточная, конечно, не хотела капать на доску, но по-иному не могла: всегда выливала все, что в ней есть, до конца. Она долго оправдывалась перед доской и сваливала всю вину на дождик, хотя сама была ему очень рада: давно хотела прочиститься. Прочиститься хотела, но приносить другим неудобства не нравилось.

«Ах, нервы, нервы, оттого и ржавею», – подумала она про себя.

ПЛА-ПЛА.