Роман Минаев. Стихи

Минаев Р. Стихи

Тамбов, 2000. – 84 с.

Друзья Романа Минаева выражают благодарность за материальную и моральную поддержку Комитету по делам молодежи мэрии г. Тамбова; Управлению културы мэрии г. Тамбова; Управлению Федеральной почтовой связи Тамбовской области и А.А. Дружинину лично; а также Е.В. Мачульской, А.С. Клинкову, И.М. Поповой, Е.Н. Писареву.
…………………………………………………………………………………………………….

«Нельзя подавить в себе убеждения, что смерть не может быть случайна, что удары ее, как бы ни были прихотливы, вызываются неким, скрытым от нашего сознания законом, что смерть наступает только тогда, когда дух дает внутреннее, тайное согласие на прекращение своих земных действенных проявлений».

Так считал Максимилиан Волошин, поэт и оккультист, авторитет которого для другого поэта – Романа Минаева, чью книгу стихов вы держите сейчас в руках, – был огромен. Пожалуй, встретившись, они легко нашли бы общий язык. Для обоих смысл жизни — поиск истины и служение ей.

Истина. У одних это слово вызывает раздражение, у других – смутную тревогу, будто что-то важное забыто в размеренном движении жизни. А еще это слово обычно относят к словам «высокого стиля», а таковы стараются употреблять пореже, дабы не смущать окружающих намеками на существование поэтического мышления.

Есть и другие малопонятные слова: религия, философия, бог, добро. Они встречаются в стихотворениях этой книги с заметной настойчивостью. Одно из двух: либо автор считал своим долгом лишить читателя всякой возможности понять его стихи, либо преследовал иную цель. Но тогда – какую?

В 1972 году в нормальной советской семье – то есть семье абсолютно материалистической и атеистической – родился мальчик. Когда он подрос настолько, чтобы понимать пропаганду, ему сказали, что он должен быть хорошим мальчиком, поступать, говорить и мыслить правильно. Он был послушным и решил так и делать. Только было непонятно, что значит «правильно». Узко-идеологический смысл слова для ребенка оказался слишком необъяснимым. И он стал исследовать понятие «правильно» во всей его широте. Что поделать, дети все понимают буквально. Взрослые сказали, что правильно – хорошо учиться. Он стал учиться хорошо, но вдруг выяснилось, что школьные учителя питают к нему далеко не теплые чувства. Им было очень обидно, что мальчик задает на уроках такие вопросы по предмету, на которые ответить они были не в состоянии, а потому считали самым бесстыдным издевательством, – что неправильно.

Потом взрослые сказали, что правильно – иметь увлечения. Тогда он увлекал химией, и скоро научился делать порох и запускать маленькие ракеты, правда, побочными продуктами экспериментов были дым и копоть в квартире, а это уже было неправильно, и лабораторию ликвидировали, сказав: «Думай, что делаешь, и вообще побольше думай!»

Когда в дом попал разорванный, лишенный половины страниц и без обложки Новый Завет, он прочитал и стал думать. И стал задавать вопросы, в ответ на которые ему сказали, что вопросы эти неправильные. Но было уже поздно. Мальчик научился думать, кроме того, за это время он вырос и мог отвечать на свои вопросы сам.

Потом было много книг и много имен. Наиболее чтимые – Лао Цзы и С. Радхак-ришнан, Йогананда и Даниил Андреев. М. Ганди, Франциск Ассизский и святой Серафим… Знание – одна из немногих ценностей этого мира. Р.М. был богат и щедр.

О чем мы говорит вначале?

О смерти?

Так вот, 22 октября 1999 года медсестра из «скорой» сказала мне, что Р.М. мертв.

Но к этому времени я уже знала, что на самом деле мы все бессмертны.

«Когда-то давным-давно в экстазе я понял одну вещь: абсолютное добро и абсолютная истина – внутренняя сущность всех людей. Даже внутри самых закоренелых негодяев они есть. И как бы они не боролись против добра, победить его они не смогут, потому что оно внутри них».

Можно об этом догадываться. Можно на это надеяться. Р.М. это увидел. И запомнил.

Но увидев это в экстазе, нужно было подтвердить это в материальном мире, плотном, населенном множеством занятых материальными проблемами, материалистически настроенных людей, многие из которых не подозревали не только о таких удивительных качествах души, но и о существовании души как таковой. Свидетельства очевидцев были тщательно зашифрованы в поэтических текстах, священных писаниях всех эпох и стран. Однако все, способные видеть, а не только смотреть, и находить, а не только искать, сходились в одном: миром плотным правит мир тонкий.

«Самая сильная вещь на свете – это слово. И мысль, конечно. Мысль – это власть. Недаром наиболее решающие моменты – это моменты размышления и разговора Битва не тогда, когда звон мечей и потоки крови, а тогда, когда мысль борется с мыслью, слово со словом. Звон мечей — это уже потом, когда в битве идей решено, кто проиграет вовне».

Поэзия магична. Ее возможности не ограничены ничем. Но это требует от поэта абсолютной нравственной чистоты, ибо от каждого его слова зависит будущее. Отсюда – кредо: «Я поклоняюсь Высшему Добру». Цель поэзии, таким образом, – преображение как самого автора, так и мира, в котором он живет, взращивание в себе и других поэтического мышления.

Впрочем, об этом Р.М. сказы сам – и гораздо яснее – в своих стихах.

Е.Ч.

Примечание для героя вступительной статьи: Любимый, ты не раз давал понять, что не веришь в важность внешних фактов, поэтому здесь я не сочла нужным выделять формальную сторону твоей жизни. Биография поэта – его творчество.

Будь совершенным. Твоя жена.

 

***
Освободите меня
От всех предрассудков.
Пусть моя душа
Будет незапятнана,

Пусть мой ум
Всегда и везде
Будет свободен
Отложных идей.

Пусть я буду привязан
Скорее к истине, чем к вещам.
Когда вещи под ногами шатаются,
Истина остается твердой опорой.

***

Дожди вызываются
молитвами трав и деревьев.
Поэтому вырубленные леса
и выжженные травы дают засуху.
Поэтому же рост пустынь
приостанавливают лесонасаждениями.

Из учебника
по магическому природоведению,
4-й класс (еще не изданного).

Деревья и травы молились о ливне.
Молитвы всплывали к прозрачному
купол неба.
Из дальних морей прилетали тяжелые,
мокрые тучи.
Увидев молитвы деревьев,
плывущие по небу рядом,
Слезу состраданья они проливали,
что тучам нетрудно.

ЦВЕТОК

И мы несем награбленную радость
С весенних веток в темные дома.
Наполненные молью и вещами,
И ставим в воду, в темный уголок,
Чтоб умирал он медленней и тише…
Он просит нас о чем-то. Мы не слышим.
В чем он виновен? В том, что он – цветок.

***

Я волшебным резцом начертал неземные слова
Звездным шрифтом на тонких пластинах
священных металлов,
И, склоняясь пред огнем, я смиренно
молил божества,
Заклиная считал по цепочке
блестящих кристаллов
Я молил о любви, неподвластной
влияньям светил:
Я молил о любви, что сильнее безглазого рока.
И для двух человек у богов
я бессмертья просил –
Для себя и нее, что прекрасна, мудра.
синеока…

***

Каждый маг должен быть поэтом
И в друзья выбрать лучших людей.
Быть влюбленным, но не безответно.
Быть богатым. Жить долго при этом,
Долготою насытиться дней.
Мне сейчас не хватает до мага
Пары строчек. А это немного.
Да хранит обещанья бумага!
Для себя ли ищу я все это?
Я стремлюсь лишь к познанию Бога,
А удача – всего лишь примета,
Что держался я истины строго.

***

Адонай – Моисею.

Это – фары машин фараона.
Моисей, залезай в БМП
И, построив евреев в колонны,
К Красноморскому дуй КПП.

Моисей – Адонаю.

О Бессмертный! Бунтуют евреи.
Говорят, что погубим мы их.
Говорят, мы с Тобою злодеи.
Я такого не ждал от своих.

Адонай – Моисею.

Фараона заманим мы в море,
Сменим ветер, накроем волной.
А с евреями с этими горе.
Благодарности в них никакой.

Пол-Египта для них переморишь –
Хоть бы кто-то спасибо сказал.
Разорутся – и фиг переспоришь.
С дисциплиной – полнейший развал.
Я б других тебе что ли, создал…

Моисей – Адонаю.

Переехали море спокойно.

Адонай – Моисею.

Фараон тонет с войском в волнах.

Моисей – Адонаю.

Докупайся, сердечный. Им войны
Не с тобой, о Внушающий Страх –
Им бы с неграми только сражаться,
Бегемотиков в Ниле ловить.

Адонай – Моисею.

Тех, кто вздумает вновь взбунтоваться,
Трибуналом военным судить.

фу вэй бу цзюй
ши и бу цюй*
Яао-Шы

***

Я представляю себе Лао-Цзы, медитирующего
на дань-тянь.
Как он выглядел?
Как он говорил?
Какой чай он пил?
Видимо, китайский…
Я совсем не представляю себе Лао-Цзы.
Говорят, что он был китайцем.
Что речь китайцев звучит иероглифами.
Что чай они пьют без сахара.
(Так сказали мне по телевизору).
Что их любимый зверек – дракон.
А еще тигр.
Что драконы живут на дне моря.
А тигры обитают в горах.
Вот и все, что я знаю о китайцах.
Я совсем не представляю себе Лао-Цзы
И не умею медитировать на дань-тянь.

* (китайск.) «Он не стремился к успеху
(или он стремился не к успеху),
успех не покидал его».

***

Я хочу быть счастливым в браке.
И женой иметь самую верную.
И закрыть ее в башне, окружать ее мраком,
Ну а днем – отсыпаться, наверное.

Ну, а днем – алтари окуривать ладаном.
Ну, а днем – в сокровищницу с ней
спускаться.
Много золота на двоих ведь не надо нам.
На пиры и храмы что-то должно остаться ведь.

Я хочу быть щедрым и абсолютно
безжалостным.
И женой иметь самую мудрую.
Нежноногая пусть досталась бы мне.
И зарю с ней хочу встречать утреннюю.

***

Тело создано для наслаждений
В нашем темном замке – тишина.
По углам ночные бродят тени.
Ты – такая дивная от сна.

Я держу тебя в своих объятьях,
Твой лукавый охраняя сон…
На стенах над нашею кроватью –
Рыцари исчезнувших времен.

***

Сегодня будешь мышью грусти
И будешь плакать.
Завтра будешь мышью веселья
И будешь обнимать меня
Всеми своими лапками.
Послезавтра…
Будешь ли ты со мной послезавтра?

БОСФОР

САДОИСТОРИЧЕСКОЕ

Поцелуи рыбок на устах.
Рыбкам очень нравятся уста.
Жен султана,
Которым разонравились
Уста султана.

ПОЛНОЛУНИЕ

Несколько чашек чая,
несколько рюмок спирта.
Луна закатилась под стол.
Новый год вступил в свои права.

КОМАР

Ужасный, страшный, монструозный,
Шестеролапый, грандиозный.
Кинжаложальный, громкокрылый
Мешает мне обняться с милой.

***

Вчера было весело, сегодня болит голова…
Мулла Насреддин не пьет больше
одного стакана.
Все, что он выпил сверх этого, выпито не им.

***

Книгу жизни читать, не скучая,
Запивать афоризмы вином,
День за днем проводить, размышляя
О загадочном теле твоем…

***

В самую жаркую погоду
Ее грудки были прохладными.
В самую холодную погоду
Ее грудки были теплыми.
Механизм саморегуляции.

***

Соблазнила меня на рассвете,
В час, когда озаряется мысль
Первым светом всходящего солнца.

***

Птичка, рыбка и змейка моя,
Ты вспорхни на колени ко мне,
Покачайся со мной на волнах
И обвейся вокруг посильней…

***

Оказывается, так легко сотворить
Я прижимаю тебя к себе.
Я угадываю твои желания.
Я делаю с тобой все, что ты хочешь.
И чудом кажется мне
со мной счастлива.

***

Я был когда-то
просто
честным
магом,
Простым ученым и
поэтом
скромным…
Я восхищался чудом мирозданья –
Жрецами, и богами, и священным
Звучаньем текста на богослуженьи,
Я был когда-то просто
честным
магом.

Ступенчатые башни зиккуратов
И жреческие белые одежды,
И звезды, посылавшие на Землю
Свои лучи по мудрости Господней,
Во все вливая волю властелина.

***

Нет у нас ни оружья, ни золота,
И в музеях пылится броня.
И копьем Его сердце проколото.
Брат, держись-ка пока за меня!

Кровь наполнила чашу хрустальную.
Рыцарь, мы не поклонимся злу.
О mon frere, эту новость печальную
Духи тьмы пусть доставят Козлу.

***

Пусть горят паруса
И уходят на дно
Галионы, чтобы спрятать
Тяжелые слитки
Драгоценных металлов.
Там, внизу.
Бродят тени матросов
И жалеют, что зря не допили вино.
В этих бочках хранилось оно,
Не успели допить, а теперь их не стало.
Сквозь акулу проходит мертвец,
А она – сквозь него –
Разрывать его бывшее тело.
Жадность тех, кто стрелял,
Сохранит и от них, и от нас
То, что было когда-то казною
И тяжелые волны исполнят
Повеленье владыки морей.

***

Корабли развернулись кормою на запад.
Отражен в парусах ярко-алый закат.
Реют чайки над морем. Ты смотришь назад,
Ты эскадру свою поведешь наугад…
Эра пороха. В бочках, в крюйт-камерах – ад,
Спящей серы скрывающий запах.

***

Лишь дышит океан
Корабль убрал все паруса.
И у фок-мачты – капитан, –
Поэт, корсар.

На нем тяжелый рдяный плащ.
И очень легкая броня.
И ум отравленный разящ.
Он ждет меня.

А на плаще чернеет крест.
А за спиной – века обид.
А в бочках золото. Зюйд-вест
Его манит.

Он ждал века. Он вновь придет
Из океана. Город спит.
На берег проклятый сойдет
И отомстит.

ИНКВИЗИТОР

Я спасу их тела
От соблазна и зла,
От греха я очищу их души.
Плоть нечистой была –
И осталась зола.
И огонь их пороки разрушит,
Солнце – лик Иисуса – давало земле
Тот огонь, что по капле скопился в деревьях.
Я костер разложу,
Я молитву скажу,
Я из плена луч солнечный освобожу,
Он рванется обратно, причастный земле,
Но отец его – наше светило.
Все – из света!
И только костям и золе
На земле оставаться под силу…

***

Я тебя увезу
В страшный замок средь дьявольских скал.
Я тебя увезу,
Чтоб никто тебя не отыскал.
Я тебя увезу
Далеко, куда доступа нет.
С черной башни тебя
Поведу посмотреть на рассвет.
Ты посмотришь вокруг –
И увидишь лишь скалы и лес.
Ты поймешь – ты одна.
Целый мир твой бесследно исчез.
– Если хочешь вернуться, – скажу я, –
иди посмотри,
В черной башне с волшебного зеркала
пыль поскорее сотри…
Ты увидишь руины когда-то твоих городов,
Пепел страшных пожаров, – и все,
ни друзей, ни врагов.
Ты захочешь остаться – но как,
если я виноват,
Как ты сможешь встречать мой преступный
блуждающий взгляд…

***

– Да, я влюблена. И он страшно богат,
И золота много в его сундуках.
Но скуп он. Закутан он в старый халат,
И плащ его прорван во многих местах.

Но скоро умрет он. И будет моим
Его сундуков восхитительный звон, –
Я буду счастливее с умершим с ним.
И буду немного щедрее, чем он.

Любовники? Ну их! Зачем они мне?
Он жив, и пока еще – мой господин.
И любит он слушать, склонившись ко мне.
Что он у меня будет только один.

Да, я влюблена. Он чудовищно скуп.
Но страшно богат, хоть скрывает от всех.
Он так гениален, что чуточку глуп
Кому рассказать, – так поднимут на смех.

Но мой восхищенный, влюбляющий взгляд,
Мою утонченно-изяшную речь
Не вынесет он. Взгляд опасней, чем яд,
И речь ведь слегка смертоносней, чем меч.

Да, я влюблена. И он будет моим.
Он глуп и дает мне ключи поиграть
А все-таки, знаешь, он мною любим
И будет он знать, что я сделала с ним.
И будет ему тяжело умирать.

Ах, кто-то идет. Да ведь это же он.
Он слышал, наверное, весь разговор.
Где скрыться? Охраной весь дом окружен.
А в гневе он быстр. И на казни он скор.

– Любимая, здравствуй. Тебе я дарю
Ключи – тебе нравилось ими играть.
А золото я отдаю королю.
Он скоро отправится вновь воевать.

И дом свой с охраной я тоже отдам.
Епископу – все-таки Божий слуга.
Совсем ничего не останется нам.
Нельзя быть скупым – ты, конечно, права.

Себе я оставлю лишь старый халат
И плащ, что в походах истерт мной до дыр.
И меч. И железо тяжелое лат.
Пойду с королем завоевывать мир.

I

Принцесса моя!
Ваши латы крепки, на коне вы сидите легко.
Принцесса моя!
Как близки мы и как далеки,
Но от вашей руки
Умирать мне совсем не легко.
Принцесса моя!
Ваше тонкое, злое копье
Чуть смертельней, чем ваши глаза.
Принцесса моя!
Острый меч ваш без промаха бьет.
Вы сильны, но хочу вам сказать.
Принцесса моя.
Что мой конь так устал,
Что на латах прогнулся металл,
Что я вас слишком долго искал, –
Я случайно весь свет проскакал.
Принцесса моя!
Я вас шел защищать.
Принцесса моя!
Я же вас не хочу убивать.
Принцесса моя!
Будьте мудрой, слезай с к коня.
Принцесса моя!
Вы сильны, но где вам до меня…
Принцесса моя!
Я совсем не хочу убивать.
Принцесса моя!
Мне хотелось бы вас целовать,
Принцесса моя!

II

Ваше тело прекрасно.
Так к лицу нам броня.
Но, поверью, опасно
Не послушать меня.
Захвачу я с собою
Ваше злое копье.
Пусть земля вас покоит,
Пусть нам истер поет…
Пусть расскажет, как сказку,
То, что сбыться могло.
Как мечта, вы прекрасны,
Просто вам не везло.
Просто конь испугался,
Задрожала рука,
Над движеньем клинка.
Просто солнце всходило
Попрощаться с тобой.
Просто не было силы
В нашей злости стальной,
Прост я был жестоким
И не мог отступить.
Я хотел лишь пленить вас,
А пришлось вас убить.

III

Ваши раны заживут.
Я рожден не для злодейства.
Прежде, чем пуститься в путь,
Совершаю чародейство:
Из обители теней
Вашу душу вызываю.
Ваше тело вслед за ней
Воскрешаю.
Вы удержитесь в седле.
Вашу ножку! Вот вам стремя.
То, что вылечить мне лень,
Лечит время.
Может, встретимся опять,
Может, нет. А вам же чаю
Никогда не умирать.
Исчезаю

НЕ ЖЕЛАЙТЕ…
Озаренный (Буддха)

Не желайте любимым
Исполненья желаний –
Вы же не знаете,
Не желают ли они
Вам изменить.

Не желайте любимым
Счастья –
Вы же не знаете,
Вдруг им суждено
Быть счастливыми с кем-то другим.

Не желайте любимым
Оставаться с вами всегда –
Вы же не знаете,
Захотите ли вы
Оставаться с ними всегда.

Не желайте любимым
Быть вечно любимыми вами –
Вы же не знаете точно,
Будут ли они этого
Заслуживать вечно.

Не желайте.
Не желайте.
Не желайте.
Не желайте.
Не желайте.

***

Мы утолили голод наших тел.
Мы обнажили друг пред другом души,
И я склониться пред тобой хотел.
Как жрец, бесстрастен.

Но ты со мной остаться не смогла.
Пройдут века, и я тебя забуду.
Умрут слова, и сбудутся дела.
О ты, однажды вспыхнувшее чудо!

***

Поэма забытых знаний
Но кто ее записал
Но где ее прочитать
Но как ее увидеть
Но где ее услышать
Но кто ее расскажет
Но где тот, кто не забыл
Кто-то из древних китайцев
Знал, как любовь можем сделать
человека бессмертным без всяких
переносных смыслов.
Но где та китайская девушка,
что стала бессмертной благодаря любви
Где тот китайский император,
что учился у нее
Где тот китайский мудрец,
что вновь принес в Поднебесную
уже забытое давно знание того
императора
Бессмертные одиноки среди людей.
Подождав несколько веков,
они уходят в неизвестное
И зания умирают без них
Кто может отчетливо
представить себе Лао Цзы?

***

Я философ. И я проникал
В тайный смысл отвлеченных понятий.
Я поэт. И в словах я искал
Тайну силы молитв и заклятий.

В именах позабытых богов.
В буквах бывших великих народов,
В ритмах древних и мудрых стихов
Власть искал я, любовь и свободу.

Рабовладельческий строй. XX век

Рабы-поэты пишут рабские стихи,
Рабы-философы слагают теоремы,
А в школах мучаются рабы – ученики,
Зазубривая их философемы.

Рабы-герои жаждут вырваться из пут,
Рабы-тираны их к порядку призывают,
Рабы-писатели так вдохновенно лгут,
Рабы-читатели, зевая, их читают.

Рабы-мечтатели мечтают о борьбе
За колбасу и за буханку хлеба,
Рабы-священники забыли о Тебе,
О Боже, и торгуют волей Неба.

***
Здесь девушки становятся шлюхами
Гораздо раньше, чем женщинами.
Здесь выходят замуж по любви
К друзьям мужа.
Здесь женятся, соблазнив
Подружек жены.
Здесь
Так хорошо.
Здесь
Все хотят всех
И делают это
Без всяких помех.
Здесь.

I. Экономическая философия

Богатый — это тот,
У кого есть то,
Что необходимо мне.
Но чего у меня нет.

Бедный — это тот,
Кому необходимо то,
Что необходимо и мне,
Но чего у нас с ним нет.

II. Экономическая политика

Пролетарии! Соединяйся и грабь!
Всех стран вашу Родину мать!

Революция. Краткий курс истории ВКП(б)

Социализм отличается от капитализма тем,
что капитализм – это желание обокрасть Бога,
а социализм – убить с целью ограбления.

Люди решили ограбить Бога,
Чтобы потом на Его деньги
Жить хорошо, счастливо, спокойно,
Долго и без забот.

Люди собрались в большие банды,
Люди пролили немало крови,
Но получилось, ни как хотели –
Ровно наоборот.

***

Если ты перестанешь делать зло,
Ты посадишь своих чертей на голодный паек.
Если раскаешься в сделанном зле,
Их будут ждать более серьезные потрясения.
Лучше решиться на это,
Чем кормить их своей мыслью
и своей плотью.
Хотя и жалко страдающих существ,
Как бы плохо к тебе они ни относились.

***

Ничего не говори.
Ничего не думай.
Хотя бы немного.
И тебя оставят твои предрассудки.
И тебя оставят чужие предрассудки.
И ты будешь знать то, чего не знал никогда.
И ты будешь знать, когда тебе говорят правду.
И ты будешь знать, когда тебе говорят ложь.
И ты начнешь забывать ненужные слова.
Ничего лишнего.
Ничего ложного.
Ничего ненужного.
Тот, кто умеет
Ничего не говорить
И ничего не думать.
Будет знать,
Что стоит говорить
И что стоит думать.

***

Прозрачный стол.
Прозрачная тетрадь.
Прозрачные люди
Сидят рядом.
Их прозрачные мысли
Считают аксиомой
Непрозрачность стола,
Потолка и тетради.
Я боюсь
Соблазна
Заглянуть через стенку
Черепной коробки
Без разрешения владельца,
Покусившись на его собственность,
Нарушив его свободу.
Подарив ему покой
И прозрачность
Насильственно.
Я боюсь соблазна
Разбить стекло его тела
Неосторожным словом Проклятия
И пораниться
Об осколки.

***

Сквозь оболочку серых и черных пятен
Туманных клубящихся грехов,
Своих и подаренных родителями,
Просвечиваются пока еще редкие
вспышки молитв.
Боже, прости мои грехи.
И не мои заодно прости.
Оказывается, этот темноватый туман,
Продукт сгорания жизненной силы
В атмосфере животных желаний,
Оказывается, этот туман
Может окисляться дальше
В синей озоновой атмосфере
сосредоточенной мысли
До безвредных
Нетоксичных
Продуктов.
При этом выделяется большое количество
тепла.
В основном душевного.

Николай Рерих

Иконописец,
Увидевший святость
Неба и снега
Гор и замков
Церквей и людей
Святых и не очень
И записавший это
В красках без слов.
Ученик магов,
Учитель добрых людей.

***

Осознавать магическую жизнь
Стиха, где каждое слово — заклятье,
Где каждая мысль создает будущее –
То или иное, желанное или нежеланное.
Писать стихи, стоящие того,
чтобы быть заклятьями.
Читать стихи, способные быть заклятьями.
Внешние признаки магии могут быть
отброшены.
Главное — укорениться в культуре,
в которой ты живешь,
И в других культурах, которые ты любишь.
Так советуют боги.
Боги растут и меняются вместе со вселенной.
Только демоны отстают от эволюции
И настаивают на мертвенности старых форм.
Алтари умирают и храмы рушатся
Только по соизволению бессмертных.
Религии теряют свою власть,
Только будучи прокляты богами.
Религии, возрождаясь из праха,
Всегда бывают поддерживаемы
и богами, и демонами.
Так нужно для гармонии всего.
Ты любишь истину.
Меняйся вслед за ней.
Это только смена одежд мысли.

***

Если хочешь быть со мной, следуй за мной.
Если хочешь быть счастлива со мной,
следуй за мной и будь довольна этим
следованием.
Если хочешь быть несчастлива со мной,
следуй за мной и будь недовольна этим.
Если хочешь расстаться со мной, желай,
чтобы я следовал за тобой.
Если я при этом не последую за тобой,
я уйду от тебя и буду жив и счастлив.
Если я при этом последую за тобой,
я буду мертв и уйду от тебя.
И постараюсь более не вернуться к тебе.

***

Не отворачивайся от истины.
Ты уже любишь его,
которого встретишь после,
И ты уже не любишь меня,
которого встретила раньше
И который изменял тебе
уже сотни лет назад…
Не отворачивайся от истины,
ведь только она и я
вместе
сможем помочь тебе
разлюбить того, другого,
и простить меня.

Не отворачивайся от истины
и не ревнуй меня к ней.
Я люблю ее.

***

Не уходи от меня
Туда, где бегают четверорукие зверомонстры,
Где растут причудливые растения мечтаний
И пасутся химеры, пощипывая их.

Не уходи от меня никуда.
Даже самая улыбчивая химера
Есть только непредсказуемый буйный
астральный призрак.
Даже самый ласковый зверомонстр
Может наобещать что угодно и оказаться
кусачим.
Даже самая постоянная фантазия
Ненадежна, как чернильная тень осьминога.
Даже самый вдохновенный бред
изменяет в конце концов
И оказывается скучнее газетной статьи.
Не уходи.
Оставь со мной свою душу.
Оставь со мной свое тело. Не уходи.

***

Душные тучи. Свет разума не проникает.
Плоть
Отказывается действовать логично.
Раскаянье. Вспышка молнии.
Гром – это голос неба.
Дождь и ветер – символическое обозначение
потока эмоций.
Тучи рассеялись. Молчание.
В душе светло. Только тяжелая грязь внизу.
Но это пройдет.

***

Безопасно
идти опасной дорогой
к истине,
опасно
идти безопасной дорогой
к неистине.

* * *

Мир прозрачен, прекрасен и пуст.
Мир хрустален в своих сочетаньях –
В ярких вспышках изменчивых чувств,
В переливах, в круженьях, в мечтаньях.

* * *

Шум дыханья похож на морскую волну.
Я уйду от тебя в пустоту, в тишину,
В сладкий запах старинных сжигаемых трав,
В шум волны…

***

Остановись. И созерцай миры –
Вращенья воль, сгущающих в пространстве
Кристаллы мысли-четки для игры
Ребенка – Будды.

***

Из зыбких форм творя незыбкий мир,
Сгущая мыслью мысленный эфир,
Ты – бог и царь далеких древних стран.
Мы – капли силы, ты же – океан.

***

Царь Кришна любит пиры.
Царь Кришна любит красавиц.
Царь Кришна любит сокрушать
черепа демонов, проливая их кровь,
смешивая ее с землей.
Царь Кришна любит пиры.

***

Пластика плазмы –
Изощренного узора изогнутых огненных
нитей,
Из которых соткано
Солнцелицо
И солнцетело
Ангела.

***

Небо светлеет.
Это – к рассвету.
Первый признак хорошей судьбы –
Прояснение духа.

***

Момент нуля.
Безмыслия.
Проблеск нирваны,
Брошенный из моего экстатического
будущего
В мое настоящее.

Восход солнца.
Пробуждение жизненной силы.

***

Я не мыслю, я просто существую
В виде потока
Лучистой энергии
Циолковского –
ци.

***

Великою, вечною силой молчанья
Из хаоса речи построено знанье.
И за единицу бессмертного знанья
Была принята единица звучанья.

***

Поэт-заклинатель не явленных миру стихий.
Собою самим неоткрытый, непонятый маг.

***

Из экстаза поэтического сознания
рождается магия.

***
Творчество

Снежинка пролетела,
Пытаясь вызвать меня на поэтический штамп.
Но я удержался.

***

Властители, поэты, полководцы,
Те, чьи следы века не замели,
О, научите, как же мне бороться
С тяжелым притяжением земли!

***

Ты ищешь истину,
Куда ни посмотри,
Везде написано, что истина внутри.
На самом деле все намного хуже –
Она частенько прячется снаружи.

***

В спорах рождается истина,
В ссорах рождается истина,
В драках рождается истина,
В войнах рождается истина,
В смерти рождается истина.

***

Я видел, как слова
Вонзаются в тело,
И человек истекает невидимой кровью.
Смерть сопровождается приступами
душевной боли.

***

Мне хочется стать смиренней травы,
когда я подумаю о том, насколько хорошие
люди
не понимают друг друга из-за пустяков.

***

Я сияю так ярко,
Что не знает никто –
То ли я – сумасшедший,
То ли это так просто.
Я горю безмятежно,
И не знает никто,
Исчерпаюсь ли завтра
Или очень не скоро.

Закат Запада

И, победив, мир христианский пал.
Пал от собственного неверия в собственного
Бога,
даровавшего ему победу.
И должно будет вновь взойти Солние Востока,
Солнце Знания, чтобы Запад увидел –
его религия –
лучшая религия, которая только могла бы дать
победу, но нужно было ее придерживаться
и ее понимать.
Но понимание осталось в непереведенных
книгах древнего Востока. И если близнецы
никогда не встретятся…
«Я – нравственность стремящихся к победе,» –
сказал древний бог и царь.

***

Медитация – вино из лотосов.
Тело Бога покрыто пеплом
сожженных миров.
Он творит дела дьявола,
но мысли его чисты.
Его душе
поклоняются величайшие святые.
Его храм — в пространстве Сознания.
Там он танцует свой танец,
наслаждаясь разрушением.

***

Хочу быть древним царем,
наслаждающимся убийством преступников.
Какова жизнь царя?
Утром – охота, днем – государственные дела.
В большом зале на троне из золота,
Обед в кругу друзей и мудрецов,
Речи об Истине — сладчайшем из имен Бога,
Общение с возлюбленной, посланной тебе
Им же,
Подготовка к возможным трудам войны.
Ночь, внезапно спускающаяся на землю,
Чтобы отправить твоих придворных спать.
Все дела забываются в объятиях милой.
Царица твоя — воплощение Поэзии,
Чья душа стремится к Знанию,
Благодаря чему вы и встретились
Когда-то в незапамятные времена…

***

Я построю дворец из тумана,
И из вспышек холодного света –
Драгоценные камни.
И холодная боль воплотится
в оружие стражи.
И покой моих мыслей прольется водою
фонтана.
И горячая ненависть станет солдатами войска.
И спокойная мудрость в хранилища книг
обратится.
И стремление к Богу – в жреца
светозарного Храма,
Что затмит красотой и дворец, и фонтаны,
и войско.

Философский трактат в стихах

Жизнь как танец идей.
Игра бессмертных богов.
Поток мыслей Абсолютного Разума.
Где вы видите людей?
Это идеи, сгустившиеся до степени
Художественных образов,
И каждый из этих образов
Создал себе ткань тела
Силой желания.

***

Говорят, что эта вселенная
Больше похожа на большую кучу идей,
Чем на большую кучу вещей.
Во всяком случае, согласно моему опыту,
Она очень отзывается на всякую мысль,
Но далеко не всякая вещь
может произвести на нее впечатление.
Однако если вещи используются
как выражение мысли,
Как это бывает в магическом ритуале,
Тогда вселенная приходит в движение
От малейшего действия.
Ее боги –
Это души великих идей,
Одетые в тела из струящейся огненной
материи,
Меняющие форму, но всегда остающиеся
собой,
Не всякому взгляду видимые,
но всегда неразрушимые.
Естественно, что они бессмертны
при таком порядке вещей.
Больше им просто ничего не остается.

***

Ты смотрел Истине прямо в глаза.
Видел там себя, свое прошлое и будущее,
Ты восхищался ее чарующей улыбкой.
Из ее уст ты жадно ловил слова.
Но только сумасшедший
Мог бы подумать овладеть ею,
Ибо она — возлюбленная Бога.

***

На верху головы есть лотос, светящийся
собственным светом. С него струится
прохладный нектар, исцеляющий все болезни.
Тот, кто считал его лепестки,
говорит, что их тысяча.
Нектар этот — жизненная сила.
На верху головы есть лотос, исцеляющий
все болезни, светящийся собственным светом,
струящий прозрачный сок.
Тот, кто наслаждался им, видит во всех вещах
соединение божественного добра
и божественной силы.
Речь его, будь это проза или стихи,
становится приятной и сладостной,
и его любят слушать люди.
На верху головы есть лотос, светящийся
собственным светом, струящий прозрачный сок,
исцеляющий все болезни.
И тот, кто считал его лепестки,
говорит, что их тысяча.

***

Во мне – всеисцеляющая сила.
Но почему же я тогда страдаю?
Во мне – всеразрушающая сила.
Но почему же я еще живой?
– Во мне – всеисцеляющая сила.

***

Асаны – единственное проявление
твоей Шива-бхакти,
Единственное, которому поверит Шива.
Все остальное – даже самые священные
мантры –
Это слишком часто только слова, слова,
слова,
Как сказал бы Гамлет, если бы
он практиковал
Шива-дхьяну,
Носил рудракшу
И говорил, что все – пепел,
Нанося себе тилак по утрам.

***

Тело стоит кверх ногами.
Это очень одухотворенное тело.
Оно ищет истины
И поэтому опирается на источник мысли
Время от времени.

***

Танцующая, играющая, прекрасная
Богиня красоты и мира, богиня богатства
Смеющаяся, ты даришь удачу и исчезаешь
Ты никогда долго не остаешься
на одном месте.
Танцующая, играющая, прекрасная
Богиня красоты и мира, богиня богатства.

ГИМН БОГИНЕ НАУКИ

с санскрита

Та, белоснежная, как цветок кунда или луна,
та, в белых одеждах,
Та, держащая вину и посох, та, сидящая
в лотосе,
Та, чтимая всеми высшими божествами
и остальными богами –
Защити меня, богиня Науки, удали лень
и рутину!
На моем языке обитает держащая вину
и книгу,
Любимая Врагом Демонов, вся белая
богиня Науки.
Богиня Науки, великая удача, знание,
лотосоокая,
Тело вселенной, всевидящая, даруй знание,
поклоняюсь тебе.

***

с санскрита

Богиня, непременно убей демонов!
Иначе они разрушат миры.
Защити нас, о Неистовая!

Ты – великая истина и великая
магическая иллюзия,
Ты – великая богиня и великая демоница.

Те, кому ты покровительствуешь,
Всегда богаты, здоровы, высокообразованы
и счастливы,
Прославлены в своих странах и всегда
Окружены преданными слугами, долго живут.

***

с санскрита

Богиню, наполняющую этот мир духовной
силой,
Воплощение власти множества богов,
Всеми богами и великими мудрецами чтимую,
С преданностью почитаем.
Пусть она одарит нас удачей!

Пусть богиня сосредоточит свой ум
на защите мира
И уничтожении страха перед злом.

Ты — счастье в домах добродетельных,
Создательница неудач для грешных душ,
Творческое мышление в сердцах мудрецов,
Вера святых, скромность благородных.
Тебе поклоняемся.
Защити вселенную, Богиня!

***

с санскрита

Изначальной богине Времени.
Изначальную познаем, о Высшей владычице
размышляем,
пусть направляет нас богиня Времени.

***

Богине Изначальной Силы.
О той изначальной форме всего сознания
и знания размышляем,
пусть она озаряет и направляет наш разум.

***

не совсем с санскрита

Я размышляю о Кришне, наслаждающемся
пастушками.
Я — кришнаит.

***

Ангел мщенья на крыльях распада
Прилетел. И сверкающий меч
Он простер над пространствами ада,
И сломать мою волю хотел.
Обнимал я смешную девчонку.
Прогремел он: «Отдай мне. Мое!»
Я увидел, как остро и тонко
Было адских мечей лезвие.
Но скажу я святое заклятье
Незабвенной, горячей страны,
Где когда-то индийские братья
Воплощали волшебные сны.
Я увижу индийского бога –
Кришну с царственно-гневным лицом.
Ангел мщенья поклонится строго
И одарит волшебным кольцом.
Уведу я смешную девчонку
В небеса той далекой страны,
Где когда-то так сладко и тонко
Воплощались волшебные сны.

***

Ты убийца и врач, ты хозяин губительных сил,
Ты хозяин целительных сил.
Ты великий колдун, насылатель болезней
и бед.
Ты могучий и добрый волшебник,
спаситель от бед и целитель болезней.
Ты создатель богатств, ты грабитель и вор,
Предводитель воров и убийц,
Ты спасаешь от войн, ты – создатель покоя
и мира,
Покровитель всех тех, кто умеет умиротворять.
Ты властитель, ведущий великое
множество войн,
Ты и сам – замечательный воин.
Ты творишь лишь добро, убивая, спасая,
бездействуя, мысля,
Погружаясь в глубины безмыслия
И становясь неподвижным,
А также танцуя в экстазе.
Ты само воплощенье добра, ты идея добра,
отлитая в образ,
Ты – само воплощение ужаса и разрушенья!

***

Быть аскетом. Бродить по дорогам.
Стучать трезубцем по камням.
Вымазать лицо пеплом.

Танцевать в экстазе. Поклоняться
восходу. Поклоняться закату.
Чтить Солнце, как Бога, и любить
Бога, как солнце.

Устраивать оргии, похожие на священные
ритуалы, и ритуалы,
похожие на священные оргии.

Устраивать огненные жертвоприношения
на вершинах холмов.

Потом на многие часы
или на некоторое время превращаться
в статую.

Сидеть неподвижно.

Быть камнем.

Бродить везде.
Наводить ужас своим
Видом на благопристойных
окружающих.
Быть собой.

***

Тому, кто поклоняется добру,
будет только добро.
Тот, кто повторяет эту мысль всегда,
будет знать это.
Тот, кто будет это повторять,
будет делать добро легко.
Тот, кто повторяет это всегда,
будет делать добро всегда.
Повторяйте же мысль о поклонении добру.
Вы будете защищены добром от зла всегда.
День за днем думайте об этом.
Минуту в день, две минуты в день,
Полчаса в день, час в день, –
вы сможете думать об этом все больше
и больше.
Так вы будете сильными.
Это даст знание силы мысли и слова.
Это даст знание силы ума.
Повторяйте это древними словами
забытых языков, повторяйте это
своими словами на своем языке.
Повторяйте это словами всех языков,
которые знаете.
Добро – это Бог.
Бог – это Добро.
Поклонение Добру.

ПОДРАЖАНИЕ ВЕДИЧЕСКИМ ГИМНАМ

Поклонение всему доброму, поклонение всему истинно доброму, поклонение всему абсолютно доброму, поклонение всему действительно доброму, поклонение самой идее добра, поклонение тем, кто творит добро, поклонение тем, кто творит истинное добро, поклонение тем, кто творит добро с великим знанием добра; и поклонение тем, кто пытается творить добро, еще не достигнув этого знания; поклонение тем, кто стремится достичь познания добра путем творения добра; и источнику всякого добра – поклонение!

Поклонение создателю всякого добра и самому доброму из всех, творящих добро; поклонение источнику всех добрых дел, и всем, поклоняющимся добру, да будет также поклонение!

Поклонение избавляющему от нишеты, поклонение исцеляющему от болезней, поклонение освобождающему от иллюзий – поклонение!

Поклонение дающему тайное знание Добра достойным; поклонение скрывающему тайное
знание, и тому, кто получает тайное знание Добра – поклонение; и тому, от кого скрыто тайное знание Добра – поклонение!

Поклонение тому, кто дает избавление от пороков и недостатков, поклонение тому, кто учит избавлению от пороков и недостатков; поклонение тому, кто дает знания об исцелении, поклонение тому, кто разъясняет знание об исцелении; поклонение тому, кто защищает от сильных и безжалостных врагов!

Поклонение дающему знания о материальном процветании, поклонение разъясняющему знания о материальном процветании, поклонение дающему материальное процветание; поклонение влюбленному в Истину!

К источнику добра обращаемся мы, к олицетворяющему идею добра, к воплощающему собой добро, к спасающему от невыносимых страданий!

Пусть нас не поражают болезни, пусть нам не угрожает бедность, пусть нам будут безопасны враги!

Защити нас от всяких страданий, дай нам здоровья и наслаждения, избавь нас от иллюзий и заблуждений!

Пусть жизненная сила наполнит наши тела, пусть наше сознание станет ясным, как кристалл, незамутненным, как чистая вода, сквозь которую глубоко видно дно моря, пусть все наши органы чувств и все органы действия – руки, ноги и другие – будут наполнены жизненной силой!

Пусть будет мир и покой. Мир и покой. Мир.

***

Шива, дай мне знание Тебя.
Знание Шивы легко дает
здоровье, успех, процветание,
защиту от врагов, продление
жизни до вообразимых пределов,
великую славу, восемь видов
оккультного могущества;
но знание Шивы выше всего
этого.
Шива, дай мне знание Тебя.

***

Моя воля
Будет произнесена.
Мои боги
Придут ко мне.

Моя просьба
Будет услышана.
Моя истина,
Выраженная в словах,
Непременно исполнится.
…………………………………………………………………………………………………….

Поэзия Романа Минаева, выросшая и, мистического опыта, действует без всяких внешних ухищрений, напрямую – от души к душе Это, вероятно, именно то искусство точного слова, овладеть которым можно только испытав восхитительное состояние безмолвия ума, свободы ото всех помыслов. К этому состоянию искренне ищущего и жаждущего истины приводит неудовлетворенность навязываемой нам с рождения материалистической картиной мира, по которой реально только то, что можно пощупать, увидеть, понюхать или съесть. Очень редкий человек хоть немного пробуждается от этой иллюзии и тогда у него появляется много вопросов, на которые жизненно важно найти ответы. Спокойное существование живого трупа прекращается и начинается медленный и болезненный процесс пробуждения. Занимаясь самопознанием через общение с опытными людьми, через чтение древней и современной священной литературы, через погружение внутрь себя. Р.М. понял, что истина, которую он искал, – это Бог, а Бог – это добро Соответствия своему внутреннему сокровенному переживанию он нашел в древних общечеловеческих (а не только восточных, как часто ошибочно считают) учениях, ооъеди-ненных под общим названием Сатъя Санатана Дхарма, т.е. Истинный Вечный Закон в переводе с санскрита. Этот Закон, включающий в себя вероучения большие и малые, живые и давно забытые, иначе можно назвать религией или йогой, т.е. осознанием единства души, ума и тела между собой и с их изначальным источником – Богом. В этих древнейших и в то же время удивительно жизнеспособных учениях Бога называют Шива, т.е. Добро. Это Тот, о Ком свидетельствуют все писания, который всегда и во всем Благ, к которому все сущее стремится, как река к океану. Он – идея, но Он же – Личность, воплощающая эту идею. В конце концов, слова бессильны перед Невыразимым. О нем можно говорить бесконечно, но о нем еще нужно молчать. Это Шива-дхьяна. Размышление без мыслей, монолог с Богом. Умом, нацеленным на восприятие внешнего мира, не понять действий Бога. Если Он совершенный и всеблагой, если Он – любовь и добро, то почему Он допустил в мире страдание в виде болезней, войн, стихийных бедствий и прочее. Но разве внутри нас нет всего этого, разве это зло не отражение нашего несовершенства, слабости, неведения. Чтобы увидеть Бога и Божий мир, т.е. мир, в котором не может быть даже намека на страдание, необходимо очистить самого себя от грехов, от их последствий и от намерений их совершать. Из этого практического положения вырастает нравственность Р.М., освобождающая вечные заповеди от толстой коросты догматизма и фарисейства. Нравственность прорастает в жизнь Романа Минаева и в ее сердцевину – поэзию. Быть нравственным – значит жить в соответствии с ритмом божественной гармонии, по законам Бога, быть твердым в истине, отвергнуть ложь и эгоизм. Даже эти простые правила для сегодняшнего человека уже аскеза, тапас, т.е. горение в огне, сжигающем грехи. Если полностью предашься Богу, всего себя отдашь служению Добру, в конце концов Добро будет служить тебе, тогда душа обретает свободу. В стихах Р.М. почти нет темы смерти, потому что он знает: у живого Бога смерти
нет.

Геннадий МИНАЕВ.