Е. Писарев. И лишь застой бесплоден

Тамбовская правда. – 1989. – 30 марта.

И ЛИШЬ ЗАСТОЙ БЕСПЛОДЕН

Поэтические встречи

Процесс обновления общества открыл поистине драматические пути развития нашего искусства. Со страниц литературных журналов хлынули поэзия и проза, долгие годы находившиеся под запретом. За короткий срок мы стали свидетелями крутой переоценки художественных ценностей, духовной реабилитации многих направлений в искусстве. Впервые понятие «авангард», применительно к советскому искусству, обрело нейтральный смысл, перестало быть ругательным словом. И мы с удивлением обнаружили неистребимость творческого Духа в тех, кто по природе своей не принимал конформизма, кто своим несогласием готовил перестройку. В их ряду и поэты новой волны, сравнительно недавно получившие право голоса.

Имена молодых московских поэтов Сергея Соловьева, Ильи Кутика, Алексея Парщикова еще мало известны любителям поэзии. В редакциях журналов, в издательствах к ним относились настороженно, хотя на поэтических вечерах нетрадиционные стихи этих авторов встречали понимание. Но в последнее время отношение к «нетрадиционникам» изменилось. В сентябре прошлого года Илья Кутик и Алексей Парщиков в составе группы советских поэтов побывали в Дании, где представляли молодую поэзию.

Кстати, в составе той группы была я наша землячка, недавно переехавшая из Тамбова в Подмосковье, Марина Кудимова, вошедшая в число тех, кто сегодня определяет пути развития новой поэзии.

А недавно московские поэты были гостями Тамбова. С чтением своих стихов они выступили в коллективе производственного объединения «Пигмент», перед студентами педагогического института, встретились с членами городского киноклуба «Контакт», с молодыми художниками и архитекторами, знакомили со своим творчеством учащихся музыкального училища. Встречались гости и с членами литературной студии «Слово», которой руководит Сергей Бирюков. Он же, кстати, совместно с областной организацией общества «Знание» и стал организатором, как он сам выразился, «нашествия на Тамбов московского авангарда».

Три поэта – три индивидуальности. Но их объединяет новое поэтическое мышление, стремление вернуть поэзию в естественное русло развития.

Сергей Соловьев – автор поэтической книги «В зеркале отца». Стихи его подчеркнуто современны, но они начисто лишены конъюнктурности, в них отчетливо виден поэтический поиск естественного человека, самоценного именно поэтической сущностью.

Илья Кутик начинал свой путь в литературе как переводчик французских поэтов, он автор ряда теоретических статей. Его оригинальные стихи стали практическим воплощением его теоретических изысканий, в частности, в такой, казалось бы, архаичной форме, как ода. В этом году выходит первая поэтическая книга молодого автора.

У Алексея Парщикова за плечами более богатый поэтический опыт, скоро выйдет в свет его вторая книга.

Так в чем же выражается нетрадиционность поэтов новой волны? Может быть, это возвращение к истокам? Или заполнение пустоты, образовавшейся в поэзии в период застоя?

И. Кутик: – По-моему, каждый поэт, осознавший необходимость перемен, ищет свою традицию в прошлом. Для меня, например, интересен опыт русского и украинского поэтического барокко, там я нашел много созвучного своему видению, это была поэзия мужчин. Потом образовалась долгая пауза, но традиция не умерла, она продолжалась в поэзии Батюшкова, Баратынского…

А. Парщиков: – Мир ежечасно демонстрирует нам свою традиционность. Не появляются новые виды животных, растений, да и человек практически не меняется. Поэтому новое всегда рождается в русле традиций, мы в своих поисках невольно ориентируемся на предыдущую новую волну. Ведь поэзия развивается постоянно, хотя ее пути не всегда видны читателю.

С. Соловьев: – Строго говоря, по уровню поэтического мышления Твардовский равен Данте. Принято считать, что «поэт в России больше, чем поэт». Да, действительно, в силу исторических причин поэту в нашей стране приходилось быть и политиком, и публицистом, и экономом. Но нормально ли это? Поэта необходимо вернуть искусству, он прежде всего, частное лицо…

Сегодня в литературе продолжается процесс открытий. Вглядываясь в прошлое, мы открываем новое в сегодняшнем дне, из быта вырастает бытие. Говорят, что на волне социальных сдвигов появляется пена. Но не надо ее бояться. Афродита тоже родилась из пены морской. И лишь застой бесплоден.

Е. ПИСАРЕВ.

 

Сергей СОЛОВЬЕВ.

В ЗЕРКАЛЕ ОТЦА

Вою. Даже не волчья кручина.
Нее я ладони твои, как скрижали.
Крышею были пальцы-лучины.
Пламя раздвинул–рана сплошная.
Яр с восходящими струями пара.
Тела огарок – выгнут, как парус.
Я в три погибели над твоим яром
от мегатонного света сгибаюсь.
В этом сиянии – если бы нимбом! –
скулы сдавило обручем будто.
Даже глаза мои рядом с твоими – пятна мазута.
Что вез тебя я умею я значу?
Взгляд мой по небу скребет, как наждак.
Все, что я. сделаю, – жалкая сдача,
капля с луча твоей жизни. Душа
больше не в силах ломаться на строки.
Каждый »ой выдох теряет резон.
Море сгружается в горле на вдохе,
и – прогибается горизонт.

 

Алексей ПАРЩИКОВ.

***
Как впечатленный светом хлорофилл,
от солнца образуется искусство,
произрастая письменно и устно
и в женщине и в крике между крыл.
Так мне во сне сказал соученик,
предвестник смуглых киевских бессонниц,
он был слепой, и зерна тонких звонниц
почуял, перебрав мой черновик.
Я знал, что чернослив и антрацит
один и тот же заняли огонь,
я знал, что речка, как ночной вагон,
зимою сходит с рельсов, дребезжит.
Что ж, есть у мира чучельный двойник,
но, как бы ни сильна его засада,
блажен, кто в сад с ножом в зубах проник
и срезал ветку гибкую у сада.
А на ноже срастались параллели.
И в судный день они зазеленело.

 

Илья КУТИК.

ОСА ЧАСА
(Отрывок)

Оса, полировщица стеков,
какая подпала вожжа
под кукольным куполом Часа
тебе заточаться, жужжа?
Ты жалишь, как фосфорный камень,
покамест его наугад
глухое кукушкино «амен»
вбивает в ночной циферблат.
И в клюве ее, средь расщепа,
дрожишь ты, как контур зеро
меж круг урезающих слепо
двух стрелок, когда он, про
исход памятуя, по схеме
вступает в последнюю треть,
чтоб Часа холодное семя
в минутных объятьях согреть.
Но вдруг, озаботившись ходом
дальнейшим, скажи-ка, не ты ль
проводишь жужжащим заводом
в движение всю их латынь?..