М. Фадеева. «Голова набита пылью…»

Комсомольское знамя. – 1990. – сентября (№ 113-116).

«ГОЛОВА НАБИТА ПЫЛЬЮ…»

Совсем недавно, в одной, из компаний, я услышала фразу, потрясшую мое воображение; «Круто штакет тянешь!», что означало, как выяснилось позже, «эффектно куришь».

Различные чувства и различные ситуации на этом вечере назывались словами «прикол», «лажа», «облом», «труба». «круто», «я тащусь», «клево» и т. д. Затем, послушав «музой», гости «свалили с хаты», чтобы прогуляться «по броду».

Наверное, со многими из этих жаргонных слов вы уже знакомы. Они стали часто появляться в периодической печати и даже художественной литературе последних лет. Ведь наиболее популярный круг тем связан нынче с молодежью, и жаргон юного поколения проникает, в быт интеллектуалов.

Напомню тем из читателей, кто забыл, что же все-таки такое – жаргон. Это совокупность особенностей разговорной речи, возникающей среди людей, находящихся в сходных профессиональных и бытовых условиях, объединенных общностью интересов, совместным времяпрепровождением и т.д.

В последнее время молодежный жаргон, скажем так, «активизировался». Причина этого, да и вообще его появления, наверное, та же, что побуждает молодежь наряжаться в экстравагантные, порой шокирующие одежды, исполнять песенки с бессмысленными, вроде бы текстами. Это протест против стандартности, серости, заштампованности нашей жизни, против того пустословия, которым потчевали нас целые десятилетия.

Часть жаргонной лексики со временем переходит в общенародное употребление, в разряд экспрессивно-просторечных слов. С ними вы можете познакомиться в регулярно выходящих в свет сборниках «Новое в русской лексике».

Если умело пользоваться жаргонными словами, они обогатят вашу речь, сделают ее более выразительной. Но только чаще бывает, увы, наоборот; потому что ими злоупотребляют.

Словарь молодежного жаргона очень изменчив. Время от времени в нем появляются какие-то модные слова. Один из них – естественное отражение внутриязыковых процессов или же перемен в нашей жизни; другие – надуманны.

Об их «создателях» с иронией писал еще Ива« Крылов («Сочинитель в прихожей») почти два века тому назад:

«Андрей. Я говорю, ваше сиятельство, что вы, желая показаться прекраснейшим госпоже Новомодовой, вложили себе в голову четыре банки французской помады.

Граф. Ха! ха! ха! Вот прекрасно сказано: вложить в голову французской помады! Это новый термин и совершенно щегольской. Знаешь ли ты, мой друг, что я его введу в употребление? Как это остро! и эти низкие твари так счастливы на выдумки! Ей-ей, и я лучше этого ничего не выдумывал! Как же это прекрасно, когда, вместо чтоб сказать: у него намазана голова французскою помадою, будут говорить: у него в голову накладена французская помада, – бесподобно! Обойми меня, мой друг! Ты не поверишь, Дарья, как мне хочется ввести в наш язык свои модные слова, и для того-то я о месяц думаю, как переиначить слово пудра.

Дарья. Это сударь, не так-то тяжело – например: каково бы это было, если бы я вам сказала: граф, у тебя ужасть как голова набита пылью?».

Не правда ли, похоже на нынешних модников?

М. ФАДЕЕВА.