Город на Цне. – 1996. – 12 июля.

Геннадий МИНАЕВ

Я прохожу сквозь прозрачных людей,
У них нет плоти, у них нет теней.
Они не смотрят ни вблизь ни вдаль,
И взгляд их похож на прозрачную сталь.
Их прикосновенья – ноябрьский дождь,
По спине пробегает горчичная дрожь.
Они медленно идут из тумана в туман,
Как из марева в марево призрачный караван,
Которым грезит одинокий монах,
Потерявший сам себя в аравийских песках.

 

Александр ФЕДУЛОВ

Итак,
вздымая голубые плавники,
теснятся обезумевшие волны
в любовном трепете ласкающей руки
ища при свете подневольно молний.
К бетонной обескровленности мола
расплющенной притертая щекой,
волна кипит той медленной рекой,
где цены прежние – не более обола.

Волна кипит лиловой пеленой,
открыв свой щедрый неизменный нерест.
Я в лодке той, но на весле не Ной.
Иной на веселе… не ной!

Ломая цвет набравший красный вереск,
волна уносит дар свой через ерик
к истокам, в царственный покой.
Набег, еще набег и, отметавшись, –

на берег – опустошенной чередой –
легко, свободно, словно на пикник,
вздымая голубые плавники…
Кати!

 

Татьяна КУРБАТОВА

Снова осень. О, Боже, как странно
Окунуться в колодец разлуки.
В теплом облаке самообмана
Тонут в памяти голоса звуки.
Это вымысел, сказка, не боле,
Как легко, как приятно поверить
В это противоядье от боли
И открыть заржавевшие двери.
Корабли на причале тоскуют,
Паруса ждут попутного ветра,
Ветер в спину, и снова – по свету,
Обжигаясь, прощаясь, рискуя,
Призрак счастья, о, Боже, как странно,
Где дороги конец, где начало?
Мгла седая на землю упала.
Тонет счастье в колодце обмана.

 

Елена ЧАСОВСКИХ

Мною пройдены дороги
Той страны, где смерть мертва,
Той страны, где полубоги
Слышат мысли, как слова.

Той страны, где знают маги,
Как, уставший и в пыли,
Бог на таинстве бумаги
Набросал эскиз Земли,

Той страны, где силой слова
Созидаются миры,
Где впускают в дом любого
На молитвы и пиры,

Той, где истина таится
В бездне глаз, а не в вине,
Той страны, что вам лишь снится.
Я была там. Верьте мне.

 

Ольга ЗОЛОТУХИНА

Уже октябрь, и за окном дожди.
Сентябрь листвой прощальной канул в лета.
Сказать ему не в силах: «Подожди!»
И возвратить печаль дневного света.
Обида говорит моим стихам,
Что слишком рано он от нас уходит.
А осень отписала все листам
Осыпавшихся яблонь в огороде.
И, замыкая круг прощаний дня,
Я подойду к заброшенному саду.
Из тысяч лиц ты выбрала меня,
А мне другой награды и не надо.

 

Юлия ДУНАЕВА

Ночные мысли
Еще один уходит день,
И стала жизнь еще короче.
Как быстро дни летят теперь,
И как длинны, бессонны ночи.
Нет сил лежать. Иду к окну.
Немного штору отверну я –
Смотрю на яркую луну,
На звезды, а душа тоскует.
О чем! Что мучает меня!
Жизнь позади… чуть-чуть осталось.
В уме перебираю я
Всех близких, с кем навек рассталась.
Они встают в ночной тиши
Так ясно, будто бы живые,
Ведь где-то в глубине души
Хранятся лица их родные.
Быть может, это не звезда
Горит на темном небосклоне,
А чьи-то грустные глаза
Следят с любовию за мною.
Сожмет вдруг больно сердце мне,
Начнет оно неровно биться,
И хорошо, когда во сне
От этих дум смогу забыться…

 

Владимир РУДЕЛЕВ

Мой дом – почти над небесами,
где, может, только Он да мы.
Как дебрьские лихие сани,
царят фабричные дымы.
Грустны их облики монаршьи,
отвратны козни и суды –
как бытие и счастье наше,
без света, лифта и воды.
И в этой низменности прозы,
в повторах пагубности снов
твои таинственные слезы
и окончанья острых слов…

 

Лариса АСТАХОВА

Как ни различны мы порой
В своих порогах и пороках,
Но и у строгих и у робких
Ложатся все пути домой.
Как ни была бы тяжела
Тщета извечная исканий,
Хотим узнать, какою тканью
Нам занавесить окна зла.
Скорбящим странником пройдет
Наш разум улицей сомнений.
Пред домом преклонит колени
И вновь прощенный в дом войдет.