Молодежная. – 1992. – 15 мая. – с. 4.

Поэтический альманах
ПИГМАЛИОН
Пробный выпуск

Марина КУДИМОВА

***
Ох, сколько дел, сколько дел!
Исподнее постирать,
против рожна попрать.
время заспать –
и Ленина закопать.
Ох, невпродых–невпроворот!
Плат накинуть на рот,
рот едой запхать,
красный угол заткать –
и Ленина закопать!
Ох, ох, не поднять!
На погоду попенять,
не сеять – не жать,
детей не рожать,
а Ленина – закопать!
Ох, куды денусь!
Ни дать – ни взять,
ни молчать, ни сказать.
Нм спать – ни расклепать…
И Ленина закопать!

***
Гопник, срезавший мой кошелек
под прострации модной сурдинку,
не пришел и со мной не возлег
от ристалища и поединка.
Не особенно и молода,
чтобы требовать ласк и свиданий.
Но еще завожусь иногда,
если высплюсь и выпарюсь в бане.
Так куда ж он звонит наугад,
отлистав телефонный двухтомник,
и толкает – и пальцы дрожат –
мою двушку в монетоприемник?

***
Я хорошо отдохнула
в этих местах.
Даром спину не гнула –
отсиживалась в кустах.
Веснух меня не удушит
и ближний не обвинит.
Отча клятва иссушит,
а материя искоренит.

***
Душа-неофитка за мной по приходу –
дрын-дрын бубенцом,
бежит, как коза,
заблудиться нельзя,
как пес со слепцом –
в любую погоду.

 

Сергей БИРЮКОВ

ЗНАК БЕСКОНЕЧНОСТИ
(отрывки из композиции)

***
Привычные стоять вниз головой,
ногами то есть вверх,
подозревали всех,
кто землю попирал ногой,
в крамоле, ереси и богохульстве
подозревали.
То век был… век химер и наваждений,
век золоченых рам
и мелодрам.
Царевна перезрелая влюбилась
в незрелый плод.
Сорвать его хотела,
он не давался – прыгал, ускользал.
Царевна злилась.
Не умывалась и не брилась,
и богу не молилась.
Цыганок призывала
и гадала на воске, на цветке
и на кофейной гуще.
Страсть разгоралась в ней все пуще.
Ногтями длинными она хотела
плод зацепить, но не сумела.
История имела продолженье.
Суд не дал делу должного движенья.
Финал то ли потерян, то ль сгорел.
Плод недозрелый чудом уцелел.
И в срок созрел.
Царевна бродит привиденьем
и страх наводит с наслажденьем.

***
От земли ни на шаг,
от чернозема.
Но лапша мешает на ушах,
не слышно майского грома.
В наших краях
не треножили лошадей,
а только спутывали
передние ноги.
Лошадь и так не уйдет
от людей.
Не перепутает дороги.
«Послушай, – говорит мне сосед, –
чтобы в яблоках было железо,
я под яблоню закопаю велосипед,
а иначе бесполезно».

***
С другого берега кричат,
зовут.
А тут
с приплодом слепышей-котят
кошка разлеглась на полу.
Так не дает распространиться злу
природа появлением чудес,
где озеро стоит, как темный лес,
где лес, как светлый пруд,
где древний город вскорости найдут,
и черепки музею отдадут.

***
Бегущая, заветная, земная.
Как на тебя восстала сила злая –
за то, что недоступна,
что заветна,
за то, что обликом своим
заметна.
Бегущая в толпе,
где каждый
бега жаждет.
Но ждет
и смотрит,
кто начнет.
Бегущая из правремен,
с тех пор,
когда еще надеялись на ноги,
когда из камня делали
топор,
когда вблизи пещер
резвились боги.
Бегущая! Развернутая
в профиль,
легко берущая
барьеры крови.
Бегущая навеки
жизнь.

1983 г.