Журналист и Ко (Голос Притамбовья). – 1999. – апрель (№ 5).

ВЛАДИМИР РЯБЫХ: «ЖИЗНЬ – БОРЬБА»

Если бы Владимир Рябых уехал в Америку… Впрочем, он этого делать не желает.

– Временно, конечно, можно съездить за границу, – говорит Владимир Николаевич, – чтобы заработать денег, но только временно. В Америку бы я никогда не поехал, потому что таи русский чувствует себя чужим среди своих и своим среди чужих.

… Так вот, если бы наш герой жил именно в Америке, там бы его, возможно, называли не иначе, как яппи. То есть: молодой человек, принадлежащий к социальной категории профессионалов и способный к быстрому продвижению по служебной лестнице. С поправкой на российские реалии Владимир, разумеется, совсем никакой не яппи и не хиппи. Он – просто русский, не новый и не старый, а, допустим, классически русский.

Успешно окончив в славные 80-е среднюю школу в поселке Первомайский, В. Рябых поступил учиться на исторический факультет пединститута. Истфак позади, в руках – диплом с отличием. Владимир Николаевич – председатель студенческого профкома.

Тогда он был уже женат, свою будущую супругу Владимир встретил в поезде. Кстати, и родители Светланы (жены), и самого Рябых, тоже познакомились в поезде. И эти знакомства также увенчались браком.

Подозреваю, что знакомство в поезде и, вообще, в мобильном транспорте, имеет какое-то магическое, судьбоносное значение: движение, стук колес, шум. Вся жизнь Владимира Николаевича – тоже движение, но движение вперед, только размеренное. Философ бы, вероятно, сказал примерно так: не революционный, а эволюционный путь развития.

От брака Светланы и Владимира на свет появилось прекрасное созданье – дочь Валерия. В ней молодые родители души не чают, но, к сожалению, редко видятся. Валерию воспитывают бабушка и дедушка, а мама с папой работают, чтобы обеспечить семейное житье-бытье.

А оно такое же, как и у всех, среднеклассовых соотечественников. Светлана преподает иностранный язык в ТГУ, Владимир – тоже преподаватель, но экономики. Кроме этого и того, что он возглавляет профком студентов, еще учительствует в школе и заседает в Тамбовской городской Думе.

В городской Думе В. Рябых выполняет практически механические функции: приходит, слушает и голосует. Владимир предпринимал попытки войти в постоянную комиссию по экономике. Но его туда просто не взяли, объяснив отказ тем, что молодой, рано пока, не дорос. Так везде ли у нас молодым дорога? А тем временем за спиной у Владимира Николаевича экономическая аспирантура, почти завершена кандидатская диссертация по экономике.

Но из всех, занимаемых Владимиром должностей, ближе других его сердцу профком (В. Рябых – одиннадцатый по счету председатель студенческого профкома). Работа в нем сводится в основном к выполнению функций органа социального обеспечения: выдача материальной помощи в виде денег, оформление льготных проездных билетов и организация культурно-массовых мероприятий на факультетах университета.

В массе факультетов В. Рябых особо отмечает филологический и спортфак. Говорит, что самые активные и подвижные. А из профкомовских лидеров выделяет А. Краснобаева с культурологического и В. Голобокова с факультета культуры и искусств.

– Володя, – рассказывает его верная спутница по работе, бухгалтер с более чем 20-летним стажем в студпрофкоме Нина Евдокимовна Чепурина, – обладает удивительной способностью всегда находить общий язык со студентами, увлечь их, например, в играх КВН, избегать всяческих конфликтов.

Многие студенты (как правило, те, кто участвует в КВН) с Владимиром на «ты», на равных. И он вовсе не обижается, а даже приветствует такое откровенное общение, но в меру.

Владимир Рябых очень сочувствует студентам, влачащим нищенское существование, и в силу своих возможностей помогает им. Он считает, что сейчас идет процесс дифференциации молодежи: на поверхность выплывают слабые и сильные, ленивые и трудолюбивые, способные и нет. В. Рябых глубоко убежден, что настоящая жизнь устроена так, что надо бороться, иначе не выжить. И еще работать, работать и работать. А помогать надо лишь тем, кто в помощи действительно нуждается, например, пенсионерам и студентам. Сам же Владимир Николаевич при принципиально отказался от детского пособия, предусмотренного законом для дочери.

– Пока я сам могу заработать, – говорит Рябых, – поэтому и отказался, _ «детских» годами не дождешься.

Значит, если, логически мыслить, это жалкое пособие получает кто-то другой. Значит, В. Рябых пожертвовал те, что полагается трехлетнему ребенку для других, более нуждающихся людей в деньгах. Это ли не геройский поступок?!

Сам же Владимир Рябых себя я никаким героем не считает. Он скромен, умен и, как заметила студентка N, он «сам себе на уме». Что ж, очень даже похвально, ведь он работает на себя принося пользу окружающему его миру.

Алексей ИШИН

 

«ПЫЛЬ ВЕКОВ»

Совсем недавно в ТГУ им. Г.Р. Державина произошло знаменательное событие. Вышел сборник стихов «Пыль веков» студента 2 курса филологического факультета Олега Григорова. Олег пишет стихи с 7 лет и 10 лет занимается в студии у В.Т. Дорожкиной, которая и предложила ему выпустить сборник. Спонсировала молодого поэта газета «Тамбовский вестник» и ее редактор Обухов В.Ф.

В сборник вошли стихи и пьеса. Причем чуть больше половины напечатанных стихотворений были написаны за месяц после предложения о выходе книги.

О том, состоялся ли сборник, будут решать критики, а пока автор удовлетворен отзывами своих друзей и знакомых.

«Пыль веков» – это первый сборник, выпущенный студентом университета. Первая ласточка. Наших студентов бесталанными не назовешь. Стало быть, будет и вторая ласточка, а за ней и вся стая.

Ольга СПЕРАНСКАЯ.

 

Сергей ЛЁВИН

АСФАЛЬТ

Меня шатало из стороны в сторону легкими порывами ветра. Сложное было утречко, пьянственное. Чуть слышное шлепанье пересохшими губами и нестерпимое желание пить. Я с трудом припоминал события утра, и в голову лезли исключительно похабные отрывки: Ленка, голая, растрепанная, с бутылкой водки меж наманикюренных пальцев. Этикетка сидела как-то криво, поясняя, что товар левый, нам было все равно. Пили утром, ночь? Ночь… Господи, ночь смешалась с хриплым воем бородатого мужика, который орал настолько противно, что я, кажется, его убил. Выходило что-то абстрактное. Наверное, рвота. Я упал на дорогу, и меня задавил асфальтоукладывающий каток. Наступила смерть…

Ой, люли-люли! Водка в стакане,
Водка в стакане, гнали сапогами
Прочь из дома, прочь за двери,
Ой, люли-люди! Злые вы звери.
Ом-м-м-м-м…

Бородатый танцевал рэп под гармошку, с трудом переводил дыхание, курил самокрутку и резал хлеб топором. Бородатый был бродягой и очень любил халяву. В данный момент его пьяный взгляд метался по комнате в поисках стакана. В окно кто-то стучался, на диване валялась голая баба и смешно сучила ногами, отбиваясь от худосочного субъекта, одетого в одни очки. Бородатый довольно хохотал, показывая черные, с щербинками зубы, и тыкал пальцами в голышей. Ему было очень хорошо…

Потянули девоньку за златую косоньку,
Проводили девоньку в теплые хоромушки,
Накормили девоньку стыдом-краской огненной.
Протянули девоньку этой ночкой темненькой.

Я шел к Ленке и тащил в сумке бутылок, наверное, восемь левой водяры. Деньги свалились будто с неба, и я поспешил их отоварить. Чуть раньше бутылок было чуть больше, но одну я уже вылакал. Асфальт трескался. Из щелей выползали зеленые черви, пытающиеся запутать ноги. Я спешил к Ленке довольно долго и было скучно. По дороге встретился веселый бородатый бомж, которого я прихватил с собой. Он умел играть на гармошке и хотел есть…

Как сижу я, молодец, у большого камня,
Горьку думку думаю, по щеке слеза.
Завтра быть убитому рано поутру мне,
Что же, мама-маменька, меня не спасла?

Бородатого рвало. Он залил весь пол зловонным составом, плохо профильтрованным гнилыми зубами, перестал обращать внимание на диванную парочку и внезапно подумал о том, что умирает. Боль в желудке усилилась, из носа потекла кровь, которая капала в блевотину, раскрашивая зеленое алым. Бородатый испугался и заорал нечеловеческим голосом. Глотка раскрылась, показав неразборчивого оттенка язык. Бородатый закружился, заметался по комнате, свалился, измазавшись, поднялся, вновь побежал, столкнулся со стенкой, отлетел, не переставая реветь, ринулся дальше. В окно влез кто-то серый, блеснул то ли выпуклыми глазами, то ли «браслетами», обнял Бородатого за талию, будто собираясь начать абсолютно неуместный танец, и зашипел бомжу в лицо ужасным звуком. Тот взревел еще громче, хотя, казалось, это невозможно, вырвался и метнулся прочь, расталкивая скудную мебель, но врезался на этот раз в дверь и безвольно рухнул на диван, где дрыгались голыши. Очкарик вскочил, словно чертик из табакерки, завращал зрачками, кинулся на Бородатого, схватил его за горло и тоже зашипел…

Ом-м-м-м-м…
Больно! Больно, матушка!
Нету сил терпети.
Забери нас, матушка,
во зеленый бор,
в наш родимый двор!
Ты спаси нас, матушка,
огради от бед…

Только что я нашел деньги. Они прямо-таки валялись на дороге не-вос-тре-бо-ван-ны-е. Удивительно, ведь мне никогда не везло на находки. Я обрадовался, проверил их на свет и направился в магазин. Хотелось купить чего-нибудь сладкого. Я зашел в кондитерский отдел, хлебный, молочный, но вместо них выбрал почему-то виноводочный. Потянуло к Ленке…

 

ГАЗЕТА – КАК СПОСОБ ОБЩЕНИЯ!

В техническом университете уже третий год живет и крепнет студенческая газета «Альма Матер». О ее житье-бытье я разговариваю с редактором Ольгой ГРИПИЧ.

– Впервые увидев газету, очень удивилась: она – цветная…

– Да, газета сразу и задумывалась как полноцветное издание. Печать в четыре цвета, небольшой формат (А4 – прим. авт.), очень качественная бумага – полиграфическое исполнение выгодно отличает ее от всего разнообразия тамбовской печати. Но к этому качеству вел долгий путь – мы изучали компьютерную обработку цветных изображений, цветоделение, отрабатывали всю допечатную стадию.

– Оля, кто делает эту газету?

– Ее выпускают всего три человека: редактор, корреспондент и технический редактор. Но есть еще и студенты специальности «Связи с общественностью», которые пишут для газеты. И это неиссякаемый источник новых идей и материалов.

– А кто-нибудь еще с вами сотрудничает?

– Конечно. Это наши авторы — те, кто работают и учатся в ТГТУ, наши преподаватели и студенты.

– Оля, продолжи фразу: «Альма Матер» – это …

– Это просто иной способ общения. Возможность лучше узнать тех, кто учится бок о бок с тобой. Ты открываешь газету и видишь, к примеру, статью о своем одногруппнике. А ты и не знал, какой он увлеченный и талантливый человек. И уже воспринимаешь его иначе – сквозь призму прочитанного. Еще «Альма Матер» – это информация, нужная студенту. Из газеты он узнает о возможностях, которые предлагает вуз. Становится абитуриент студентом – ничего-то он еще толком на первом курсе не знает. А газета дает информационную пищу. Прочитал номера два – и уже в курсе событий: здесь присуждают именные стипендии, можно выиграть грант и поехать на учебу за границу, записаться в спортивную секцию или театральную студию.

– А какие есть постоянные рубрики в газете?

– «Вузовские вести» – это обо всем, что происходит в университете, «Наша ЖЗЛ» – об интересных людях, «Студенческая курилка», «Учись, студент» (думаю и объяснять не надо), «Заочное путешествие» – рассказы тех. кто вернулся из дальней дороги, «Молодежный проспект», «Биржа труда», «Из записных книжек», много еще.

– Последняя рубрика – это творчество читателей?

– И читателей, и писателем. Публикуем и стихи прозу. Это не всегда высокохудожественные произведения и, тем не менее очень ценные. Это способ самовыражения. Если мысли человека примут, не осудят, напечатают, может, это придаст уверенности, и он впредь не будет молчать.

Для меня важно, что студенты уже протоптали дорожку в редакцию и она не зарастает. Приходят со словами: «А что интересного в новом номере?», «А я стихи пишу. Опубликуете?», «У нас такой препод классный, мы вам о нем статью принесли». Это очень важно.

– В общем, своего читателя вы знаете?

– И очень хорошо, надо сказать. Ведь он рядышком. Выходишь из редакции, а в коридоре студенты уже свежий номер обсуждают. А поскольку они народ откровенный, тут же тебе и расскажут, что о нем думают.

– А какой бы хотелось редактору видеть газету в будущем?

– Сейчас газету читают студенты и преподаватели ТГТУ, наши абитуриенты. А хотелось бы, чтобы «Альма Матер» заинтересовались и студенты других вузов.

Беседовала Ольга СПЕРАНСКАЯ.

 

«…НРАВИТСЯ – ПЛЕЩУТ»

Они видят мир не так, как видели его мы. Иначе чем можно объяснить такое глубокое проникновение мыслей этих людей в жизнь человеческую?! Они плачут и смеются, живут и умирают в этом крошечном сценическом пространстве. Кто учил их анатомии души человеческой? Как смог добиться сей гениальный учитель такого глубокого познания этого премудрого предмета от своих учеников, так талантливо игравших в этот вечер?..

Именно такие мысли пришли мне в голову в актовом зале первого корпуса ТГУ. «А что же, – спросите вы, – там, на сцене?» Мрачный, черный занавес постепенно оживает, расцвеченный бликами четырех поочередно загорающихся фонарей. Медный вокзальный колокол час от часу оповещает собравшихся о бесконечных человеческих встречах к прощаниях. А главное – поезд. «Ах, этот поезд!..» – восторженно вздыхал зрительный зал в мартовские дни постановки спектакля по рассказам А.П. Чехова.

Нет-нет, не поймите меня буквально. Конечно, этот поезд состоит не из длинных вагонов, а из сцепленных человеческих судеб, взлетов и падений, правды и лжи. Все это могли видеть благодарные зрители, следя за проникновенной игрой молодых актеров.

Этим богатством впечатлений мы обязаны студенческому театру ТГУ, объединившему студентов ТГУ, ТГМПИ и ТГТУ любовью к театральной деятельности. Трудно было понять, кто же находится на сцене: студент-любитель игры или же актер-профессионал, настолько мастерски работал этот творческий коллектив.

Мерное постукивание поезда, персонажи раскачиваются на сцене в такт ему. И ты уже едешь: вперед по России, по необъятным ее просторам. А станции – многочисленные человеческие судьбы – стремительно пролетают мимо и вагонном окне, оставив чуть заметный след в душе путешественника. И уже нет шумного города, обнаженного солнцем от теплых одежд неспокойной зимы. Нет вечно спешащих людей и наполненных троллейбусов. Есть только сцене. И ты жадно ловишь всем своим существом каждое колебание воздуха, каждое движение играющего. Согласитесь, не каждый профессионал мог бы настолько увлечь зрителя. А игра наших актеров была настолько хороша, так жива и правдива, что никто из пришедших сюда не разочаровался. (Надо заметить, что и желающих было немало: даже на третий день постановки в зале не было свободных мест). Замечательно сказал о зрителях в свое время русский классик А.Н. Радищев: «…Нравится – плещут, не нравится – стучат и свищут». Конечно, зал рукоплескал. А молодым талантам, возможно, уже слышались аплодисменты московского зрителя. Ведь, как поведал нам художественный руководитель студенческого театра П.И. Козодаев, творческая мечта театра – это поездка на Фестиваль русской классической пьесы в театр-студию камерной сцены г. Москвы. Как жаль, что степень вероятности осуществления этого проекта зависит от финансовой стороны вопроса. Тем не менее, будем надеяться на лучшее.

А пока – спектакль высоко оценили зрители родного города. И многие из нас убедились п том, что не иссякнет интерес молодого поколения к жизни и к искусству. Все пристальнее будут вглядываться они в лица человеческие. Ведь они – актеры. Они сами играют свою жизнь и судьбу.

Ирина САЙГАНОВА.