Николай Никифоров. «Легко на сердце от песни веселой…»

Новая тамбовская газета. – 1995. – 28 апреля.

«…Впрочем, грустная история с «Веселыми ребятами» этим не ограничилась. Утесову еще «повезло». Инициатор фильма Б.З. Шумяцкий, оператор фильма В.С. Нильсен были расстреляны в 1938 году, автор сценария Н.Р. Эрдман немало лет провел в местах, более чем отдаленных… А фильм «Веселые ребята», так же, как его главный герой, жив и будет жить еще долго».

Это – из статья «Народ Утесова любил, а власть подозревала», опубликованной е недавнем, мартовском, номере «Известий», посвященной столетнему юбилею действительно народного артиста, Леонида Осиповича любили, конечно, и тамбовчане. И знали. Утесов в Тамбов приезжал, и был у него здесь даже свой человек…

«ЛЕГКО НА СЕРДЦЕ ОТ ПЕСНИ ВЕСЕЛОЙ…»

Николай НИКИФОРОВ

С Утесовым меня связывала многолетняя дружба. Впервые о нем я услышал еще задолго до войны. В середине 30-х годов в наш город, в Тамбов, привезли фильм «Веселые ребята», который сейчас вошел в классику мирового музыкального кино. Показывали его в клубе «Знамя труда». Сеансы начинались в девять утра и заканчивались в два ночи. Но, несмотря на то, что фильм крутили почти круглые сутки, отбоя от зрителей не было.

Фильм произвел самый настоящий фурор среди горожан. Весь Тамбов пел «Легко на сердце от песни веселой…» и «Как много девушек хороших…» Мы очень любили эти песни…

В моей коллекции сейчас хранится пластинка с их записью, выпущенная еще до войны. Ко мне в руки она попала в январе 1942 года.

Я не сражался в рядах действующей армии, но все-таки э какой-то степени могу назвать себя фронтовиком. Я был в составе бригады, посланной из Тамбовщины в город Тим Курской области, где шли тогда боевые действия. Мы помогали фронту, чем могли: выступали с концертами, работали переводчиками и т.д. Каждый раз перед боем и после него наши солдаты заводили пластинку и, разумеется, быстро ее заиграли. Когда она совсем охрипла, я взял ее в свою коллекцию: страсть к собирательству проснулась во мне, когда я еще был пятнадцатилетним подростком.

А через десять лет, в 1952 году, на этой пластинке поставил свой автограф Леонид Осипович утесов, ставший к этому времени моим добрым другом.

Познакомился я с ним в Москве в конце сороковых. Владимир Яковлевич Хенкин представил меня нескольким ведущим артистам страны. В кругу даже таких знаменитостей, как Михайлов, Дунаевский и сам Хенкин, Утесов выделялся своей общительностью и обаянием. В его манере держаться было что-то обворожительное.

У меня сохранилось множество писем Леонида Осиповича, поздравлений с праздниками. Подписывался он частенько аббревиатурой ЛОУ. У меня хранится письмо, проясняющее происхождение этой подписи.

Дорогой НАН!
Вы верны себе, но вы верны и дружбе. Спасибо!!! Будьте счастливы. Пусть приходят к вам только радости.
Ваш ЛОУ (тоже красиво! А ?)..

Поясню: НАНом (Николай Алексеевич Никифоров) меня впервые назвал художник Давид Бурлюк, поэтому его можно считать крестным отцом и оригинальной подписи Утесова.

Утесов очень ценил внимание к нему. Официально он носил звание заслуженного деятеля культуры РСФСР, а я в письмах настойчиво называл его народным артистом всей страны. При этом нисколько не кривил душой: мало кого еще из эстрадных певцов так любил народ, как Леонида Осиповича. Он шутливо поправлял меня, но ему нравилось, что его называют народным артистом. К сожалению, это звание он получил лишь незадолго до смерти, в 1982 году.

Властями он вообще не был обласкан. Может быть, дело в его происхождении, а может, в том, что у Утесова хватало завистников, но вниманием его часто, обходили. Например, премии и звания за фильм «Веселые ребята» получили и сценарист, и режиссер, и исполнительница одной из главных ролей Любовь Орлова… Только Утесов не был награжден по достоинству. Ему подарили… фотоаппарат.

Много сплетен распространялось об Утесове. Говорили, будто он занимается скупкой золота, драгоценностей… Но я имел счастье знать его близко и могу засвидетельствовать, что это все ложь. Леонид Осипович не был алчным человеком, о чем говорит хотя бы тот факт, что он никогда не заламывал цену за свои концерты, любил выступать в обычных рабочих клубах. Он никогда не страдал звездной болезнью, держался с людьми просто и естественно. Даже, со мной он был «на равных», хотя и был старше на двадцать лет.

Тамбов он посетил всего один раз, в декабре 1952 года. Кстати, он шокировал встречавших его руководителей Тамбова вопросом: «А где Никифоров?» (в то время меня в нашем городе знали далеко не многие).

Я побывал на всех концертах Леонида Осиповича в Тамбове и запросто заходил к нему а гримерную.

Так же свободно мог прийти и на любой его московский концерт, когда мне удавалось выбраться в столицу. Выступал Утесов обычно в небольших клубах, и вход стоил недорого. Правда, это имело и свою оборотную сторону: было нелегко купить билеты. Но я тогда звонил Утесову, и меня пускали бесплатно со служебного входа. Тепло ко мне относилась и дочь артиста, Эдит Леонидовна.

В пятидесятые годы Леонид Осипович писал книгу «С песней по жизни», которая была издана в 1961 году. Как-то в письме Утесов пообещал мне ее прислать. И правда, я получил ее, как только она вышла в свет.

Леонид Осипович не был богатым человеком и даже в зените своей славы часто нуждался в средствах. И поэтому однажды он предложил администрации Тамбовского облдрамтеатра приобрести у него мебельный гарнитур: два кресла, три стула, стол и каминные часы…

Все это потом использовалось в декорациях спектаклей на исторические темы.

Сейчас из гарнитура сохранилось лишь одно кресло. Сидя на нем, я выступал в Доме актера в день моего восьмидесятилетия. И все это время я вспоминал, как в этом же кресле сидел в доме Утесова слушал его рассказы о гастролях по всему миру.

Вообще побывать в гостях у Леонида Осиповича – праздник для души. Он был чрезвычайно гостеприимным (для искренних друзей) хозяином и интереснейшим рассказчиком. Ему было о чем рассказывать. К тому же он мастерски владел жанром устного повествования.

Нас с Утесовым связывало достаточно близкое знакомство, однако виделись мы не так часто, как хотелось бы. Поэтому каждая встреча с ним была яркой страницей в моей жизни. За них я благодарен судьбе.