Константин Кедров. Тайна русского авангарда

Новые известия. – 1998. – 7 октября. – с. 7.

ТАЙНА РУССКОГО АВАНГАРДА

Тамбовский университет напечатал новую книгу о неизвестной поэзии

Россия – щедрая душа. Свои духовные богатства она либо не замечает, либо раздаривает всему миру, не подозревая о том, что теряет. Но у щедрости есть причины. Одуряющая пропаганда то коммунизма, то рынка оставляет не замеченными для общества весьма значительные события в духовной жизни страны, а между тем происходит так много, что внимание успевает задерживаться лишь на вершине айсберга, уходящего в российскую глубину. А правильнее сказать, глубину.

Профессор Тамбовского университета Сергей Бирюков, пожалуй, единственный на сегодня крупный исследователь и собиратель поэтических открытий современного авангарда. Недавно подошёл к нему в коридоре коллега и, которая ручки промолвил: «Слыхали, что творится в Москве? Скоро покончим с вашей вредоносной деятельностью». Вредоносная деятельность Сергея Бирюкова – издание на средства Сороса «Хрестоматии для вузов о русском авангарде XVIII века до наших дней». Этот уникальный труд, увенчанный докторской диссертацией, благополучно гноится на книжных складах. Он так и не дошел до учебных заведений.

Зато Тамбовский университет только что издал монографию Сергея Бирюкова «Теория и практика русского поэтического авангарда». Россия полна парадоксов. Цена книги 108 рублей 89 коп. Это её себестоимость. Между тем сам Сергей Бирюков вот уже четыре месяца не видел своей профессорской зарплаты в размере 470 рублей в месяц. Это строго научный труд, и в то же время автор сообщает: «Книга писалась под звуки флейты и фортепиано, что особенно важно было в период анализа музыкально-поэтических теорий».

Бирюков твёрдо убеждён, что авангард – это прежде всего выход текста за пределы книжной страницы. Текст на странице – только верхушка все того же айсберга. Велимир Хлебников – творец порождающей поэтики, которая выходит за линию листа, а сама становится жестом. «Лист исписывается, комкается и летит в пространство. Это неважно, что пространство оказывается всего лишь комнатой, в которую входит Бурлюк, поднимает листочек, расправляет и печатает текст – адресат найден».

Это предназначенного прежде всего для глаза. А вот для слуха Хлебников ничего не делал. Бормотал стихи невнятным шепотом, после чего публика его освистывала и сгоняла со сцены. Для других авангардистов звучание важнее всего. Они пишут целые словесные партитуры, где вместо нот стоят никому не ведомые, изобретенные ими слова и звуки.

Когда живопись стала беспредметной (абстракционизм, супрематизм), мир узнал сразу двух гениальных художников – Кандинского и Малевича. В поэзии чистые беспредметники, раскрепостившие звук, гораздо менее известны. Это прежде всего футуристы трагической судьбы – Туфанов и Терентьев. Из современных поэтов к этому направлению ближе всего Ры Никонова, недавно эмигрировавшая в Германию после отчаянной травли, затеянной против неё властями города Ейска.

Лепрозорий для авангарда, созданный советскими властями, привел к тому, что современный читатель так же не подготовлен к беспредметной поэзии, как не был подготовлен зритель к восприятию Малевича и Кандинского, искренне веря, что вся эта живопись написана «ослиным хвостом». Таким маугли был Хрущев на выставке МОСХА. Его реакция была не столько политической, сколько животной. Пожилой человек кричал, визжал, брызгал слюной, извергался нецензурные ругательства, из которых самое воспроизводимое слово «пидорасы». А ведь на выставке МОСХА были представлены отнюдь не абстрактные, а всего лишь близкие к экспрессионизму работы художников. Что

[пропущено]

евич, создав «Чёрный квадрат». Но даже сам гений не смог встретиться за собой. Осваивать открытие не дело авангардиста. Он должен открывать новое.

Давно замечено, что авангард в своей эстетической теории не менее, а иногда и более интересен, чем в воплощении.

Теоретический труд Сергея Бирюкова настолько артистичен и поэтичен, что его хотелось бы назвать поэмой об авангарде.

Существует Алмазный фонд, где хранятся редкие, драгоценные камни. Авангард – это всегда редкость и часто драгоценность. Только нигде у нас эти драгоценности не хранятся, а валяются под ногами или разбазариваются, где ни поподя. Книга Сергея Бирюкова – шкатулка с драгоценностями, которые удалось собрать.

Константин Кедров