Г. Пирожков. Экслибрис, пара слов, и кто влюблен, на все готов

МГ-Экспресс. – 1994. – 28 января (№ 23).

ЭКСЛИБРИС, ПАРА СЛОВ, И КТО ВЛЮБЛЕН, НА ВСЕ ГОТОВ

– Николай Алексеевич, как Вы влюбились в книжный знак?

– Как собиратель я обратил внимание на книжные знаки в начале 1950 годов. Раньше я видел наклейки на книгах, но не придавал им значения.

…В 1953 году мне написал из Ленинграда Б. Вилинбахов, он просил найти и прислать ему книжный знак художника Поленова, который, возможно, находится в Тамбовской областной библиотеке. Я нашел этот знак, отправил его в Ленинград, а сам… заболел экслибрисом.

Первый книжный знак я сделал для себя оригинально – вложил в него изображение фигуры Будды, так как увлекался тогда Востоком, написал «Из книг человека Н. Никифорова». Он был тиражирован. Но я считал, что мой знак все-таки несовершенный. Затем, мне сделал экслибрис театральный художник, он профессионально включил в рисунок герб Тамбовской губернии.

Кстати, к нашему гербу в те годы относились довольно-таки сложно, считалось, что герб – это прошлое царизма, так как на нем была изображена корона. Мне посоветовали вместо короны оставить на знаке только пчел. Это был какой-то выход, так как пчела – эмблема собирателей. Поэтому изображение пчел вошло надолго в мои книжные знаки. Так сделал Я. Манухин, автор известного плаката «Хиросима не должна повториться», (кстати, в Хиросиму этот плакат отправлял я), другие художники.

– Николай Алексеевич, можно ли утверждать, что истоком многих Ваших начинаний является любовь к родному краю?

– У меня в характере есть что-то такое, что заставляет гордиться своим Тамбовом, своей Родиной, мне очень приятно, когда что-то появляется на нашей земле впервые. В данном случае, впервые в СССР в 60-е годы в Тамбове вышел первый каталог книжных знаков. Стали проводиться выставки экслибрисов.

В то время я получил великолепный подарок – мой друг, художник Давид Бурлюк сделал мне оригинальный книжный знак, на котором были изображены развернутая книга и сверчок, что означало русскую пословицу «Каждый сверчок знай свой шесток». На этом знаке впервые появилась аббревиатура «НАН» – Николай Алексеевич Никифоров. Сначала она как-то не очень мне понравилась, а теперь я заменяю ею все свои подписи. И многие собиратели знают меня не как Никифорова, а как НАНа.

Бурлюк познакомил меня с известным художником Рокуэллом Кентом, который сделал для меня оригинальный книжный знак – единственный, неповторимый, редкий. Он наклеен на все книги, которые присылал мне Кент. Затем знаки для меня делал мой большой друг художник-анималист Г. Карлов, которого в свое время приглашал на работу У. Дисней. Он, кстати, иллюстрировал мою первую книжку «Поиски и находки», Я считаю, что это тоже большое событие…

Позже мы обменялись экслибрисами с У. Кекконеном. Президентом Финляндии. Он присылал мне книжные знаки других деятелей своей страны. Я показывал их на выставках в Тамбове.

Вскоре в моей судьбе появился удивительный человек, который сегодня один из «некоронованных королей» книжных знаков, – Анатолий Калашников, московский художник, ученик графика И. Павлова. Он сделал мне книжный знак сверхпрофессионально, хотя понятия о книжных знаках до нашей встречи не имел…

– Расскажите, пожалуйста, о наиболее интересных эпизодах Вашей собирательской деятельности.

– На фронте мне приходилось встречаться с Н.С. Хрущевым. Позже я знал, что он был большой книгочей, у меня появилась идея преподнести ему книжный знак. Я сделал это. На рисунке изображены голубь мира, книга, шахтерская лампа (известно, что Хрущев по профессии шахтер), слово «мир» на разных языках… Правда, мой рисунок корректировал Г. Карлов, который заметил, что изображенный мною голубь вряд ли полетит…

Художник Г. Дергаченко по моей просьбе сделал еще один книжный знак Хрущеву. Затем я послал Хрущеву еще один знак, выполненный графиком А. Калашниковым. Это один из лучших его книжных знаков…

Вскоре мне позвонили из приемной Н. Хрущева и сообщили, что знаки Никите Сергеевичу понравились.

Экслибрисы Хрущева были включены в первый каталог книжных опаков, который, как я уже говорил, был выпущен в Тамбове… Это послужило причиной того, что после смещения Хрущева со всех постов в 1964 году этот каталог был уничтожен… Но несколько экземпляров у собирателей осталось. Так сказать, «потаенный Хрущев», о чем писали некоторые центральные газеты…

Вскоре был выпущен новый каталог экслибрисов, предисловие для которого написал доктор исторических паук, профессор В. Королюк.

В моей коллекции хранится также книжный знак, сделанный для меня Ильей Глазуновым. Знак отпечатан, он обошел многие выставки за рубежом, был изображен на конверте ООН. Я знаю, что больше И. Глазунов никому книжных знаков не делал…

Есть у меня книжные знаки, сделанные некоторыми художниками-авангардистами Я. Манухиным. Д. Краснопевцевым, кстати, получившим среди художников первым премию «Триумф», Л. Крапивницким.

Особое место в моей коллекции занимают экслибрисы многих известных людей выполненные художниками, которые присылают их мне. Например, экслибрис чемпиона мира по шахматам Г. Каспарова… Как-то я сказал актеру Николаю Симонову: – «Такая библиотека и нет знака». Он сделал себе экслибрис. Я много рассказывал об этом знаменитом актере, сыгравшем, в частности, роль Петра I в одноименном фильме, и его книжном знаке, помещая его на пригласительные билеты на выставки…

…И еще один сюжет. В Тамбове впервые был сделан книжный знак космонавту Ю. Гагарину. 12 апреля, я день его полета, в 13 часов я принес рисунок в типографию, его быстро отпечатали и уже в 16 часов экслибрис был отправлен в Москву. Через 12 дней я получил благодарственное письмо и фотографию Гагарина с автографом… А три года тому назад я получил международный диплом, который удостоверял, что первый книжный знак Ю. Гагарину сделан в Тамбове Н. Никифоровым. Я этим очень горжусь.

…Мною сделан оригинальный книжный знак и для космонавта Л. Демина, почетного гражданина Тамбова. Причем, автограф на рисунке сделал сам Лев Степанович. Знак отпечатан, и Демин пользуется им в своей библиотеке.

Кстати, самый маленький экслибрис тоже сделан в Тамбове. Но это уже тема для другого рассказа.

Вот так можно кратко рассказать о зарождении движения любителей книжных знаков в нашей стране…

Беседовал
Г. ПИРОЖКОВ.
На снимках: книжные знаки из коллекции Н. Никифорова.