Экспресс-репортер. – 1993. – 22 октября (№ 17).

СЕРГЕЙ БИРЮКОВ

ПО КОМПАСУ И СОЛНЦУ

Как будто намагничена
стрелка,
как будто она показывает
на север,
как будто направление
определено точно,
как будто движемся.
Но на второй день
мы вышли
на прежнее место,
все в том же густом
лесу.
И тогда решили
определять путь
по солнцу.

БРОДЯЧИЙ СЮЖЕТ

Через моря и страны –
тысячи-тысячи лет –
тенью навязчивой, странной
бродит и бродит сюжет
в образе человека.
не знает ни часа, ни века.
Вот и бродит, стучится в дома:
«Пустите, если не сошли с ума».
А в ответ: «Нет, нет и нет!
Прочь, бродячий сюжет!»
Кто-то в дверь мою
скребется и плачет.
«Кто там?»
«Я, сюжет бродячий».
(Открыть или нет).
«Это я, бродячий сюжет.
Это я, в последний раз».

***
Впритык тюрьма,
а мы смеемся рядом,
руками держишь ты
беременный живот,
как будто опасаясь расплескать.

И женщина умершая
с убитыми детьми,
смеется.

На вышке
молчаливый часовой
пускает «зайчика» штыком.
Старая карга проходит мимо,
всем суля тюрьму.

Настоящее время
пре-вращается
в про-шедшее-едшее-дшее-шее-ее…е!

 

АЛЕКСАНДР ФЕДУЛОВ

За 40

Липы обмякли, блестят пластилиново
В омуте тихом жары
Смерть разлилась, как из тюбика киноварь
В землю, в разломы коры.
Льет неспеша свою горечь полынную
С неба застылого солнце пустынное –
Блик Елеонской горы.

 

ГЕННАДИЙ МИНАЕВ

***
О тех ветрах вздыхают паруса,
Которыми их груди наполнялись,
Когда земли печальной полоса
И отчий дом на ней в туман скрывались.
Там за морем чудесный остров Крит,
Где встретились Тезей и Ариадна,
И ветхий парус как живой скорбит,
И ночь твоя, Эллада, непроглядна.
Пусть мечты к милосердью топора
Взывают, но прекрасное величье
Еще хранят Эгейские ветра
И островов непостоянство птичье.

 

Литературный салон

Евгений Проскуряков. У реки детства
«Академия зауми»
Геннадий Минаев
Сергей Бирюков. По компасу и солнцу; Бродячий сюжет; «Впритык тюрьма…»
Игорь Лощилов. «глаз отворил и темноту раздвинул…»
Елена Иванова. «В небе розовом перевернутом»
Александр Федулов. За 40
Дмитрий Клевцов. «На хроматой клячонке…»