Сергей Бирюков. Взгляд в прошлое для настоящего

Русская мысль. – 2003. – 6 февраля (№ 5). – с. 9.

ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ ДЛЯ НАСТОЯЩЕГО

Gabriela Lehman-Carli, Michael Schippan, Birgit Scholz, Silke Brohm (Hrsg.)
Russische Aufklarungsrezeption im Kontext offizieller Bildungskonzepte (1700-1825).
Berlin Verlag Arno Spitz, 2002.

Сергей Бирюков
Хале (Германия)

Книга «Русская рецепция Просвещения в контексте официальных образовательных концепций (1700-1825)» – результат длительной работы коллектива ученых из разных стран, прежде всего немецких. Разработала и возглавила проект известная специалистка по русскому просвещению профессор Габриэла Леман-Карли. В течение четырех лет (1996-2000) в исследовательском Центре европейского просвещения в Потсдаме шла активная работа с архивными материалам и другими источниками, проводились семинары, конференции.

Параллельно Г. Леман-Карли организовала специальный семинар по сравнительному анализу культурной истории Восточной Европы, подключив к этой работе Халльский университет имени Мартина Лютера, где она преподает с 1998 года.

Читая книгу, переходя вместе с исследователями от частных вопросов к общим и наоборот, в очередной раз отмечаешь актуальность истории, то есть почти буквальное присутствие исторических персонажей. Историки снова делают нашими прямыми собеседниками Екатерину II, Карамзина, Пушкина… Мы наблюдаем за столкновением мнений о путях культурного и цивилизованного развития России в XVIII-XIX веках. Это происходит внутри самой страны и за ее пределами. Вместе с авторами статей мы снова задаемся вопросами: насколько органично или неорганично воспринимались просветительские идеи в России; как национальные образовательные модели могли конкурировать с западным влиянием; как создавался внешний и внутренний образ России, как шел поиск адекватного языка для «перевода» одной культуры в другую… В связи с последним вопросом участники проекта выработали специальные подходы, в которых очень значимым, на мой взгляд, является такое положение – «культура как перевод» или «культурный перевод».

По мнению авторов сборника, никакой текст, идею, концепцию невозможно просто «имплантировать» из одной культуры в другую. Культурные ткани в другом организме так же могут быть отторгнуты, как биологические. Должна быть образована целая система приспособлений в виде культурных образовательных институций, а главное – должен быть выработан язык внутри национального языка, а не привнесенный извне. Хотя, разумеется, он может пользоваться всем спектром познавательных возможностей других языков.

Выработкой такого языка занимались в России разные авторы – от Екатерины II до Пушкина. Центральная роль здесь принадлежит Николаю Карамзину, который вдохновенно осваивал чужие языки (сейчас бы мы сказали – дискурсы!) и так же вдохновенно приживлял их на русскую почву.

Книга вышла на немецком языке и адресована прежде всего специалистам. Но ареал ее воздействия гораздо шире. Ведь культурные процессы, которые сейчас происходят в России, в какой-то степени напоминают те, что происходили в XVIII-м и начале XIX веков. В конце XX века, после долгой закрытости (хотя, разумеется, полной закрытости быть не могло), Россия вновь устремилась в мир и на новом этапе осваивает другие культуры и другие языки. Можно отметить особо в последние полтора десятилетия, например, едва ли не экспансию французской философии в российскую интеллектуальную жизнь. Можно говорить о рецепции в современной России постмодернистских концепций, о том, что с этими концепциями происходит и уже произошло.

Идеи Просвещения действовали в Европе в течение длительного времени.. Считается, что в XX веке наступила полная их исчерпанность. Так ли это на самом деле? Думаю, что с помощью книги, о которой здесь идет речь, на этот вопрос можно ответить скорее отрицательно. Если взять только проблему «культурного перевода», и то это уже будет необыкновенно важный пласт, который действует и необходим сегодня. Замкнутость культур способна порождать тоталитаризм, терроризм и многие другие, возможно, еще неведомые, регрессивные устремления. Пока остается желание «в просвещении стать с веком наравне», надежда на действительно расширяющееся поле языковых взаимодействий.