«В гостях у архиерея»

Люди конца века

Дожди сменялись туманами, годы текли за годами. Незаметно приспел конец XX века – и начало перестройки.

Смутное время – это словосочетание скоро будет привычным. Но почему-то именно в такое время больше и чаще появляются люди, которые чувствуют непрочность, шаткость мира особенно ярко. Им нужно выразить себя…

И поэтому по Тамбову ходит первый номер журнала «Неофит», выпущенного членами творищества «В гостях у архиерея».

Само появление этого журнала, очевидно, стало явлением в довольно тихой жизни областного центра. Самиздат смело пробивает себе дорогу – так можно было бы сказать, держа в руках журнал. Но, почему-то никому пока не пришла в голову мысль назвать его самиздатовским. Видно, слишком прочно сидит в наших головах мысль о необходимости «политического наполнения» таких изданий.

Члены же творищества (а они должны быть известны читателям по выставке молодых художников) считают, что искусство не должно быть связано с политикой. Политика, будучи своего рода функцией идеологии, мертвит искусство. Кому-то это положение покажется спорным. Но, наверное, члены творищества не одиноки, когда сомневаются в необходимости связи искусства и политики. Мы ведь сейчас сомневаемся во всем, не только в свободе творчества. Говорят, сомнение разъедает душу. Но это не так. Сомнение не позволяет самодовольно и успокоенно топтаться на месте. Ощущение «разлаженности» жизни, сомнение в возможности приведения ее к гармонии – рано или поздно оформляется в задуманно дисгармоничное произведение. И здесь будут правы те, кто назовет эту дисгармонию тоской по гармонии.

Из разговора с Александром Арфеевым.

– Мои стихи настолько разные, насколько разный я сам. Они – отражение разных моментов духовного состояния, в данной случае – моего. Рифмованные стихи, верлибры – причина такого разнообразна и в этом.

–Как вы начали писать стихи?

– Это есть у всех людей, от рождения. Потом накапливается, накапливается еще – и ты словно просыпаешься… А лучше всего это объясняет восточная философия: в предыдущих воплощениях, «предсуществовании», было что-то, что позволяет мне сегодня писать стихи…

Вот мы дошли и до восточной философии. И если удастся доказать, что искусство может существовать вне политики, то связи с религией и философией ему разорвать труднее. Признаюсь, работы членов творищества не произвели на меня впечатления «круто философских», это относится и к живописным, и к литературным произведениям. К сожалению, или к счастью, творчество членов этого содружества не несет на себе внешней печати тревожащей наш европейский ум своей завершенностью и одновременно «недосказанностью» восточной философии. Наверное, это скорее к счастью – буквальное цитирование удел недалеких людей. Ну, а «вкрапления» (иначе не скажешь) слов типа «Брахман» или «карма» производят впечатление скорее поиска изобразительных средств, чем отблеска зарниц над Гималаями.

Я сказала о «вкраплении» слов. Но не дай бог, кто-то поймет это как метод этих своеобразных художников и поэтов. У них метода нет, если не считать таковым следование бессознательному. Бессознательное для них – прорыв в высшие сферы человеческого духа. «Рацио», логика – это то, что человек «нарабатывает» за время жизни, интуитивное же, подсознательное – выражение, тень опыта всех живших до нас.

Только ведь уже был интуитивизм Бергсона, был сюрреалист Бретон с его «Растворимой рыбой» и манифесты сюрреалистов, где черным по белому говорилось о том, что их метод – бессознательное письмо. Выходит, в который раз открываем уже открытое? Круги от камня, брошенного почти семьдесят лет назад, только-только достигли нашей глубинки?

Из разговора с «архиереями» (их называют и так).

– Вы не думаете, что все ваши опыты в работы несколько провинциальны?

– Это типичный пример того, как люди, произнося одни и те же слова, разумеют под ними совсем разное. Для нас провинциализм означает своего рода варку в собственном соку. Мы же… Да, может быть, мы повторяем чье-то. Но где грань между плагиатом, реминисценцией, парафразом? Во всем мировом искусстве есть пять-шесть тем. И все. Каждый просто проходит их на новом уровне…

И все-таки у «глубинки» есть свои преимущества. То, что в столицах мэтры с остроконечными бородами цедят как набившую оскомину банальность, вдали от них произносится с дерзким восторгом: И новая мысль действительно становится новой и смелой.

Не будь я морально готова к подобному, мне обязательно стало бы страшно, когда услышала, что материализм – это естественный этап развития истории, инструмент очищения истины (духовной?) от ошибочных теорий и заблуждений. И роль его, материализма, – вспомогательная.

Мода на эпатаж? Но они так не похожи на людей, гордящихся своими знаниями. Они прямо говорят: «Мы только приближаемся к пониманию сути…». И все в их творчестве неожиданно крепко сплетено: искусство, философско-мистические искания («Великих мистиков были единицы. Искусство, религия, мистика: все – откровение»), сны и явь.

Из разговора.

– А вы уверены, что «Хронику падающего снега» я увидел у Дали? А может быть, во сне?

Их легко назвать провинциалами, так же как легко назвать гениями.

Но, наверное, не стоит тратить время на раздумья над тем, какое название предпочесть. Главное, что они уже есть. Это хорошо. Это тревожно: может быть, не будем спешно объявлять их величайшими талантами или Простыми пересмешниками, а назовем их так – люди конца века, кем, наверное, они сами себя чувствуют.

Но что же здесь тревожного? Тревожно все вокруг: время, приближающееся к очередному своему перевалу, грозовой воздух.

Но жизнь тревожная становится жизнью «здесь» и «там», в забытом Зазеркалье искусства. Неподвластная логическому разделению, она становится синтезом всех духовных составляющих человеческой жизни: искусства, философии, мистики…

Ощущая каждый свой шаг. как шаг по тонкому лучу между временами, между отражением и явью, живут люди конца века. Сейчас мы все принадлежим к их числу. Просто кто-то чувствует это острее.

И хорошо, что они есть. Они могут, по меньшей мере, рассказать об этом остальным. А это уже много.

Ольга САМОЙЛОВА.

источник: Комсомольское знамя. – 1989. – 19 ноября (№ 136-139).

см. также:

Неофит 2

Арфеев, А. «Евангелие – это благая весть…» и др. // Комсомольское знамя. – 1989. – 19 ноября (№ 136-139).
Медведев, А. «Ход по зеро» // Комсомольское знамя. – 1989. – 19 ноября (№ 136-139).

Полякова, Л. «Аве кыа»? // Комсомольское знамя. – 1990. – январь (№ 7-10).
Аркадина, О. Но при чем же здесь Блок? // Комсомольское знамя. – 1990. – февраль (№ 23-26).